Фальшивомонетчик Михаил Попов: из Тулы, но не пряник

Изучая персонажей российской управленческой машины, поневоле вспомнишь Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина, великого знатока неувядаемого российского чиновничества: «Часто сравнивают какого-нибудь столоначальника или, прости Господи, коллежского асессора с серой мышкой. Только мышка эта головку казенного сыра подтачивает, да так, что устои государства колебаться начинают». Бессмертная эта характеристика справедлива и сегодня, через полтора века. Не верите? Вот пример – Михаил Попов, начальник управления реализации проектов в сфере образования и науки Россотрудничества. Вроде бы невелика фигура, а делами ворочает миллионными. Биография у Михаила Сергеевича тоже неординарная. Родился сорок два года назад в Туле, выпускник местного университета. Но уже в 24 года попал на работу в Министерство образования России! Каким путями – можно только догадываться. Такие распределения, по мнению корреспондента «Компромат ГРУПП», получают либо за большие взятки, либо за родственные связи, либо по лирической линии – женской или мужской, как стало модно и толерантно в либеральных кругах. Причем карьера у молодого человека шла стремительно – через пару лет он уже вошел в номенклатуру, возглавив отдел, а затем департамент министерства. Затем бойкого юношу приметила сама Ольга Голодец, вице-премьер России, при ней Попов, видимо, окончательно заматерел и выбрал себе должность по душе: в 2013 году сменил позицию заместителя руководителя секретариата Голодец на пост директора департамента управления программами и конкурсными процедурами Минобра. Понижение? Да как сказать: контролировать тендеры и определять их победителей, выделяя им бюджетные ресурсы – о таких возможностях мечтает большинство российских чиновников. «Ты сидишь (в кресле), а денежки идут». Пять лет благоухал в этом качестве Попов. И помогали ему в этом две конторы – ООО «Система плюс» и ЗАО «Е-паблиш». Конторки так себе, в одной уставной фонд 25 000 рублей, в другой – 10 000 рублей. Числятся пять человек, уставные задачи — деятельность по обработке данных и размещению информации». Однако доходы весьма приличные – в общей сложности в среднем за год около 30 миллионов рублей! Недешево стоит «размещение информации», правда, непонятно где. Возможно, на этот вопрос мог бы ответить сам Попов, которые и организовывал этим двум фантомным фирмам выигрыш госконтрактов на круглые суммы. Причем, видимо, сам составлял условия и техзадания по методу невообразимой абракадабры. Ну вот что значит такая дефиниция предмета конкурса: «Развитие инновационных механизмов программно-целевого планирования государственной политики в сфере образования, направленного на комплексное применение институтов стратегического планирования…». Поток сознания с определениями, неизвестными в отечественной экономической практике. Какие конкретно инновационные механизмы имел в виду Попов? А что за «институты стратегического планирования»? Где они, назовите поименно, так как в перечне госучреждений таковые не значатся. И вот за эту ахинею назначена сумма в 9 миллионов рублей, которые выигрывает «Система плюс». И таких заданий каждый год Попов выдавал пачками. Не удивительно, что вскоре было возбуждено уголовное дело по факту мошенничества при создании ведомственной информационной системы на 365 миллионов рублей. То есть деньги выделили, а системы нет. Попов, привлек подконтрольные фирмы, а курировать реализацию этого проекта грамотно и дальновидно поручил своему заместителю Ольге Лесиной, которая подписывала акты о приемке работ. Она и села на скамью подсудимых. Правда, и Попов вылетел со скоростью кометы из министерства: новый министр Ольга Васильева по достоинству оценила его способность подставлять выше- и нижестоящих; так что пришлось Михаилу Сергеевичу, взяв своих верных подельников по оптимизации бюджетных средств, переместиться в Россотрудничество, на должность примерно с тем же возможностями: начальником управления по реализации проектов в сфере образования и науки. «Проекты» Попова, как контролировать основные бюджетные ассигнования, остались теми же, учитывая, что упомянутая «Система плюс» стала и здесь главным подрядчиком, причём сократила на одного человека (20 процентов численности) свой штат при возросших суммах госконтрактов, сумев при этом попасть в высокооплачиваемую группу экспертов! И не удивительно: Россотрудничество – организация, работающая на вешний рынок, имеет 93 представительства в 80 странах мира! Представляете, какой простор для делового человека! К тому же открываются возможности для того, чтобы изучить, куда же направить капиталы, полученные в качестве откатов. Местные перспективы – вроде усадьбы в Домодедово, уже Попова не устраивают. И, хотя он уже имеет недвижимость в Италии и в Испании (зарегистрированную, правда, на жену, с которой наш герой спешно развелся, чтобы не декларировать эту собственность), но ведь есть еще много чудесных мест на земном шаре.

Но самое удивительное даже не в этих нехитрых воровских упражнениях чиновника. А в том, что он прошел все возможные фильтры, которые призваны отсекать недостойных от мало-мальски значимых государственных должностей, тем более, связанных с доступом к казенным деньгам. Ведь по сути Попов был уличен в фальшивомонетничестве, самом опасном экономическим государственном преступлении, за которое горло заливали расплавленным серебром еще при гуманной Екатерине Второй, а при Советском Союзе приговаривали к расстрелу. По информации «Компромат ГРУПП», в базе данных судебной системы хранится приговор по которому Михаил Попов в 2000 году был приговорен Зареченским судом города Тулы к 2 годам 6 месяцам лишения свободы… за использование поддельных банковских билетов ЦБ РФ. Вот так! И кто теперь ответит за то, что уголовник в течение многих лет контролировал и распределял бюджетные деньги? Ольга Голодец? Кадровая служба Правительства? Соответствующее подразделение ФСБ? Или никто? И Попов по-прежнему будет «подтачивать головку казенного сыра, да так, что устои государства продолжат колебаться»?

Источник: Corruptioner.life

Share

You may also like...