Штраф в сотни миллионов или колония для офицера МВД. Чем известен арестованный генерал Мельников

Задержанному полицейскому начальнику могли предложить сделку со следствием

​​​​Арестованному сегодня генерал-майору полиции Александру Мельникову могли предложить сделку со следствием, рассказало одно из иданий,  основатель паблика «Омбудсмен полиции» и защитник прав полицейских Владимир Воронцов. Если эта версия верна, то несогласие со сделкой могло бы грозить генералу колоссальным штрафом до 0,5 миллиардов рублей.

«Московский комсомолец» сообщил в среду, что Мельникова задержали и обвинили в мошенничестве. По данным МК, неназванный предприниматель пожаловался в управление собственной безопасности МВД на то, что полицейские вымогают у него 100 млн руб в обмен на прекращение уголовного преследования. Басманный суд сегодня арестовал высокопоставленного полицейского на два месяца.

«То, что его действия квалифицированы как мошенничество, похоже на сделку со следствием. Если бы доказали, что он брал взятку, то суд по закону может назначить ему штраф вплоть до 70 размеров взятки», — говорит Воронцов. Правда, больше чем на 0,5 млрд руб оштрафовать нельзя — это предельный размер, установленный уголовным кодексом.

По статье о мошенничестве генералу могут дать до 10 лет лишения свободы, но при этом максимальный штраф составит всего 1 млн руб.

Согласно декларациям Мельникова, его годовой доход за последние годы варьировался от 2,2 до 2,7 млн руб. У него и его супруги есть квартира площадью 130 кв. м, а кроме того — 50% квартиры площадью 76,5 кв. м, две дачи общей площадью 460 кв. м и около 3,5 тыс кв. м земельных участков.

«Такая „торговля“ часто практикуется между следователем и подозреваемым, которому говорят: если ты будешь отпираться, то мы докажем взятку. А если ты дашь признательные показания, то будет дело о мошенничестве, то есть — что ты брал деньги, чтобы сделать то, на что не можешь повлиять», — говорит полицейский обмудсмен.

На это указывает и то, что Мельникова обвиняют в совершении преступления, не доведенного до конца по не зависящим от обвиняемого обстоятельствам.

Чем занимался Мельников

Задержанный генерал-майор работал заместителя начальника главного управления МВД Москвы до мая 2011 года, когда он был уволен после того, как не прошел переаттестацию, сообщал телеканал НТВ.

Это достаточно формальная процедура, и её прохождение или непрохождение часто мало что значит, утверждает Воронцов — по его информации, некоторые проходят ее заочно. Об этом говорит и то, что уже через два месяца после увольнения генерала Мельникова назначили на пост в центральном аппарате МВД.

На своей новой должности в качестве первого заместителя начальника управления охраны общественного порядка Мельников курировал работу участковых, патрульно-постовой службы, охрану массовых мероприятий (в том числе и митингов оппозиции), конвойную службу и изоляторы временного содержания, знает Воронцов.

На всех своих должностях Мельников ничем особо не запомнился в полицейской системе, кроме того, что в 2010 году выступал против переименования милиции в полицию, потому что боялся, что полицейских будут называть «полицаями». «Он не отсвечивал ни в ГУВД Москвы, ни в МВД.

Никто особо о нем ничего не знал, интервью он не давал», — говорит Воронцов. Несмотря на высокий пост в управлении охраны общественного порядка, Мельников не курировал охрану стадионов во время Олимпиады или Чемпионата мира по футболу — для этого в структуре МВД было создано специальное управление, говорит омбудсмен.

«Он выполнял функции координатора, управленца, отвечал за выработку общих решений, нормативной базы. Он не был ответственным за задержания во время митингов и шествий. Это не входило в его компетенцию, потому что решения, кого задерживать и кого преследовать, принимаются на региональном уровне», — утверждает Воронцов.

Сам Воронцов, который раньше работал в конвойной службе МВД, вспоминает, как столичные полицейские взаимодействовали со своими начальниками из министерства: «Когда в московские подразделения полиции приезжали проверяющие от структуры Мельникова, им не грех было с подчиненными и проверяемыми и в ресторан сходить.

А когда появлялись проблемные вопросы, начальство могло позвонить Мельникову, спросить, как можно „сгладить углы“, и эти углы сглаживались».

Источник: Corruptioner.life

Share

You may also like...