Торговаться, тянуть, забалтывать

Заседание рабочей группы по вопросу рентной платы на железую руду, организованное профильным комитетом Верховной Рады, показало, что “первая тройка” крупнейших производителей ЖРС в лице “Метинвеста”, Ferrexpo, “ArcelorMital Кривой Рог” прекрасно понимает, что увеличение данного налога неминуемо. Вопрос лишь — на каких условиях и как быстро это произойдет.

Атмосферу мероприятия с самого старта задал председательствующий на заседании рабочей группы нардеп Александр Дубинский, пришедший в футболке с принтом “Каких тебе еще, блдь, реформ не хватает?” Эта историческая фраза Петра Порошенко погрузила оппонентов роста ренты на ЖРС в приятную ностальгию: они вспомнили, как легко и привольно им жилось при предыдущем президенте. Тогда никто не покушался на сверхприбыли “Метинвеста” и Ferrexpo от распродажи родины в виде железной руды.

И очевидно, что нынешняя инициатива по повышению рентных платежей фактически в 4 раза — это среди прочего результат той “теплой ванны”, в которой производители украинского ЖРС (несмотря на непрекращающийся рост цен на этот вид сырья с 2016 года) находились в период президентства Порошенко. Один пример: несмотря на то, что законом на сегодняшний день предусмотрен уровень ренты в 8,8%, благодаря решениям судов (которые в ручном режиме управлялись на тот момент замглавы АП, а ныне беглым Алексеем Филатовым) “Метинвест”, Ferrexpo и иже с ними платят по факту лишь 8%. И настолько привыкли к такому положению вещей, что в нынешней кампании против повышения ренты на железную руду, апеллируют именно к этим самым восьми процентам.

Позиция идеологов повышения ренты на ЖРС довольно стройна и логична. Они считают, что это не просто налог на сверхприбыль, получаемую Ахметовым, Жеваго и Новинским. Это еще и финансовая компенсация за невозобновляемые природные ресурсы, которые согласно Конституции принадлежат народу Украины.

В случае с железной рудой нынешний уровень компенсации выглядит довольно жалко на общем фоне получаемых госбюджетом рентных платежей: из совокупных 39,8 млрд гривен лишь 2,04 млрд приходится на долю ЖРС. Особенно жалко, если ее сравнивать с объемом денег, собираемых ГФС с добычи украинских углеводородов. Еще больше — если учесть, что нефть и газ Украина вынуждена импортировать, поскольку традиционно испытывает дефицит данных ресурсов и вынуждена их львиную долю импортировать. А вот по запасам железной руды наша страна входит в “первую пятерку” в мире и сегодня ее экспорт превышает объем переработки в продукцию с более высокой добавленной стоимостью на отечественных меткомбинатах. Фактически в случае с ЖРС украинские олигархи по дешевке продают национальное богатство в виде сырье. Как признает глава “Укрметаллоргпрома” Александр Каленков, продажа нашей руды в Китай (это примерно пятая часть общего объема отечественного экспорта ЖРС) при нынешнем уровне цен колеблется на грани безубыточности. Встает вопрос зачем на таких условиях торговать невозобновляемыми природными ресурсами Украины. Чтобы заработать жалкие 5 долларов на тонне для Рината?

Именно создание фискальных стимулов для более высокого уровня переработки украинского ЖРС является одной из главных идей законопроекта 1210, который обсуждался вчера. По словам автора этого документа, главы парламентского комитета по вопросам финансов, налоговой и таможенной политики Даниила Гетманцева, главный смысл изменения ставок ренты на ЖРС — “более справедливое налогообложение”. Тем паче, что апокалиптические прогнозы, которые сегодня озвучивают лоббисты ГОКов: принятие закона 1210 обернется увеличением уплаты рентных платежей в госбюджет на 12-13 млрд гривен, — не учитывают, что одновременно резко сократится налогооблагаемая прибыль этих предприятий. Как следствие, совокупные платежи украинских олигархов в бюджет вырастут максимум на 4 млрд гривен в год. Рост ренты на добычу ЖРС будет серьезно компенсирован для ГОКов сокращением уплаты налога на прибыль.

А пока из трех основных производителей ЖРС в Украине только “ArcelorMital Кривой Рог” может похвастаться тем, что отправляет 95% добываемого сырья на дальнейшие металлургические переделы. Ferrexpo Константина Жеваго уже 15 лет морочит голову украинским СМИ своими планами по созданию собственного сталепрокатного производства и под сурдинку продолжает распродавать украинские окатыши по всему миру. Наконец, структура продаж “Метинвеста” годами деградирует в направлении увеличения доли в общей выручке холдинга Ахметова продаж ЖРС и товарного чугуна, то есть продукции с низкой долей добавленной стоимости.

“Батькивщина” Ахметова

Неприятным открытием заседания рабочей группы стал тот факт, что роль лоббиста интересов Рината Ахметова в нынешнем парламенте взяла на себя партия Юлии Тимошенко (в своем “Новом курсе” она несколько разделов посвятила борьбе с клановой экономикой и олигархами). Получив по мажоритарке всего лишь 7 нардепов, из которых при нынешних раскладах даже невозможно сколотить депутатскую группу, “Уважаемый” сделал ставку на своих “засланных казачков” в парламентских партиях. Объективно их сегодня больше всего в “Батькивщине”. Помимо второго номера ее предвыборного списка Сергея Таруты (который сегодня помогает Ринату Ахметову подмять под себя Днепровский меткомбинат почившего в бозе ИСД), в Раду от партии Тимошенко прошли официальный глава его бывшей карманной партии “Основа” Александр Николаенко и “рупор ДТЭК”, изображающий главу Независимого профсоюза горняков Украины Михаил Волынец. Именно двое последних наряду с бывшим гендиректором Авдеевского коксохимзавода Ахметова, а ныне нардепом Мусой Магомедовым изображали на заседании рабочей группы парламентскую оппозицию законопроекту 1210.

В частности, Волынец невпопад попытался рассказать о том, какой мрак творится на Криворожском железорудном комбинате, которым, как он специально подчеркнул, “управляет группа “Приват”. Впрочем, при этом “независимый” профсоюзный лидер скромно умолчал о той мелочи, что уже десятилетие КЖРК является совместным бизнесом Коломойского с СКМ Рината Ахметова.

Фактически тезис о том, что за 1210 “стоит Беня” был единственным реальным козырем противников данного документа. В частности, финансовый директор “Метинвеста” Юлия Данькова пыталась взывать к справедливости, требуя от авторов законопроекта применить к добыче марганцевой руды такие же ставки и механизм начисления ренты, как и для железорудного сырья. Однако дискуссия в этом направлении резко сошла на нет после вопроса Гетманцева Даньковой: “Если мы расширим законопроект на марганцевую руду, у вас больше не будет возражений?”

Очевидно, что бизнес Рината Ахметова не готов к такому компромиссу, поскольку механизм рентных платежей на железную руду — лишь один из вопросов, которые беспокоят наших олигархов в данном законопроекте. Просто так вышло, что именно этот небольшой раздел 1210 они используют в своих карманных СМИ. Ведь здесь хотя бы можно спекулировать рассказами о грядущих сокращениях на ГОКах десятков тысяч жителей Кривого Рога, которыми откровенно веселит публику лоббист Ахметова, глава Федерации металлургов Украины Сергей Беленький.

На самом деле главная тема законопроекта Даниила Гетманцева — борьба с агрессивной налоговой оптимизацией, которой чересчур грешат наши финансово-промышленные группы. Вопрос ренты на ЖРС — только один из нескольких десятков, которым посвящен 1210.

Современные правила налогообложения дают крупному бизнесу чересчур много возможностей для спекуляции налоговыми ставками, режимами и статусами. С 1 января 2017 года Украина присоединилась к международной программе расширенного сотрудничества по вопросам имплементации плана действий BEPS, участие в которой сегодня принимают более 116 стран мира. Разработанный Организацией экономического сотрудничества и развития план действий BEPS включает 15 шагов, покрывающие различные сферы противодействия агрессивной налоговому планированию.

Внедрение плана действий BEPS — предпосылка для либерализации валютного регулирования, которая соответствует обязательствам Украины в рамках Соглашения об ассоциации с Евросоюзом. Законопроект 1210 предусматривает введение:
— контроля за трансфертным ценообразованием;

— налогообложение контролируемых иностранных компаний;

— ограничение расходов по финансовым операциям со связанными лицами;

— предотвращение злоупотреблений в связи с применением договоров об избежании двойного налогообложения и так далее.

Фактически 1210 перекрывает самые популярные налоговые лазейки для украинского крупного бизнеса. Год назад мы писали об исследовании “Перемещение прибыли при экспорте железной руды из Украины”, которое инициировали профсоюзы Криворожья при поддержке фракции зеленых и объединенных левых Европарламента. В частности, авторы исследования пришли к выводу, что за период с 2015 по 2017 год львиная доля железорудного сырья из Украины была продана через 11 зарубежных посредников. Размер “дисконта” по отношению к спотовым котировкам мирового рынка колебался от 21% по окатышам до почти 29% по неагломерированной руде с содержанием железа 62%. В итоге, за эти три года общий размер занижения цен при экспорте украинского ЖРС составил 1,56 млрд долларов.

Как мы видим, сумма вполне сопоставимая c “убытками”, которые рисуют себе в голове наши олигархи в случае роста рентных ставок на добычу ЖРС. И при этом деньги от занижения цен при экспорте украинского ЖРС гораздо слаще для нуворишей, поскольку сразу оседают (минуя территорию Украины) на счетах их зарубежных офшоров. Их проще тратить, поскольку они зачастую не проходят по официальной отчетности их холдингов, на всяческие приятные глупости: начиная от престижного потребления (покупка недвижимости, джетов, яхт) и заканчивая — подкупом топ-политиков (не обязательно украинских).

Именно этим 1210 на самом деле раздражает наших хозяев жизни — количество лазеек резко сокращается, а налоговая нагрузка растет. И поэтому тормозить принятие данного документа будут всеми правдами и неправдами: вначале на уровне Комитета, а затем — уже в сессионном зале. Поэтому остается только держать кулаки, что в этот раз нашим богатым и знаменитым не обломится и они заплатят по-полной.

Источник: ukrrudprom.ua

Источник: Corruptioner.life

Share

You may also like...