Бунт на борту


Бунт на борту

Бунт на борту

Руководство «Аэрофлота» объявило, что с 16 января на всех рейсах длительностью меньше двух часов сотрудники будут убирать в самолетах самостоятельно. Бортпроводники планируют забастовку.

Забастовка, которая также начнется с 16 января, будет проходить в формате акции «Больничный лист»: до конца месяца бортпроводники должны брать больничный. Об этом «Метле» рассказали сами работники, информацию подтвердили в Шереметьевском профсоюзе бортпроводников (ШПБ).

До этого акция «Больничный лист» проходила в сентябре. Ее формат бортпроводники объясняют тем, что по Трудовому и Воздушному кодексам обычные забастовки работников авиации могут признать незаконными. Главу ШПБ Илону Борисову, поддержавшую ту акцию, «Аэрофлот» впоследствии уволил «по совокупности нарушений». Во время акции Борисова объявляла голодовку и выходила на одиночные пикеты вместе с коллегами и представителями других транспортных профсоюзов.

«В тот момент, когда была последняя забастовка, я был уже на больничном. От своих ребят я знаю, что улетали резервы, людей не хватало. Я пришел к своему отрядному врачу. Она принимала с 12, я пришел в 11:30. Я был в очереди 69-м и ушел только в шесть часов. Всего там были 89 человек. При этом никто тебе не скажет, что бастует. Но я такое видел впервые», — так один из бортпроводников вспоминает масштабы сентябрьской акции.

В ШПБ «Метле» подтвердили информацию о планирующейся забастовке, но подчеркнули, что это инициатива самих бортпроводников. «Мы даже инициаторов не знаем», — ответила Борисова.

Бунт на борту

«Пока официальных документов от авиакомпании на этот счет нет. Информация к бортпроводникам поступила с совещания инструкторов. Но если нет официального распорядительного документа на проведение уборки воздушного судна силами бортпроводников, то требовать производить уборку работодатель не имеет права. Но и издавать таковой документ работодатель также не имеет права, поскольку это нарушение законодательства РФ. Уборка ВС силами бортпроводников в «Аэрофлоте» на отдельных рейсах уже производилась. И мотивировалась она изначально требованиями безопасности со ссылкой на некое засекреченное распоряжение Росавиации, которое никто из бортпроводников в глаза не видел. Надлежащим образом под роспись с ним бортпроводников не знакомили. Те из бортпроводников, кто разобрался в положении вещей, от проведения уборки отказывался. Их просто на таковые рейсы не ставили. Однако работодатель использует различные механизмы давления на бортпроводников — например, короткие рейсы и рейсы по России», — рассказала глава ШПБ.

Сотрудники будут проводить уборку во всех городах, до которых из Москвы лететь меньше двух часов: в Воронеже, Казани, Калининграде, Минске, Санкт-Петербурге, Ростове-на-Дону, Саратове, Оренбурге, Ульяновске, Уфе.

Введение уборки воздушного судна силами бортпроводников — это не только нарушение трудовых прав, но и удар по безопасности, подчеркнула Борисова. Дополнительная нагрузка на бортпроводников, которые и так работают на пределе своих возможностей, может привести к неспособности вовремя определить угрозу жизни пассажиров, быстро сориентироваться в критический момент, провести эвакуацию. Кроме того, это прямое нарушение санитарных норм: на любом предприятии общественного питания должен быть отдельный персонал, который работает с пищей, и отдельный персонал, который занимается уборкой помещений и туалетов.

Бортпроводники будут убирать не только туалеты, но и карманы на спинке впередистоящего кресла — самое грязное место в самолете: ввиду специфической конструкции он не подлежит регулярной скоростной обработке на стоянках воздушного судна. Кроме того, большинство пассажиров склонны оставлять там мусор.

«При уборке ВС бортпроводникам предстоит очищать и эти карманы от мусора. Да, имеются перчатки, но отсутствует возможность полноценно продезинфицировать руки и сменить одежду перед работой с пищей. А частота контакта с загрязненной поверхностью повышает вероятность подцепить болезнетворные бактерии, микробы и микроорганизмы. В туалетах также остаются микроскопические продукты жизнедеятельности организма человека. Стоим на пути распространения болезней. Вот эта инициатива — это тотальная безграмотность руководящего состава, желающего отличиться путем экономии», — пояснила глава ШПБ.

В авиапарке «Аэрофлота» больше всего судов Airbus A320. В Воронеже, к примеру, одна внутренняя уборка по договору с управляющей местным аэропортом ООО УК «Авиасервис» обошлась бы авиакомпании в 8 тыс 400 руб, узнала «Метла». Бортпроводникам же за дополнительные обязанности доплат даже не обещают.

Бунт на борту

При этом авиакомпания не стремится экономить на вознаграждениях членам правления. В 2018 году общая сумма, выплаченная им, составила 1 миллиард 428 миллионов рублей: в среднем по 143 миллиона на каждого из десяти топ-менеджеров. Средняя зарплата в группе компаний в 100 раз меньше: около 130 тыс руб в месяц. Однако бортпроводники, со справками о доходах которых ознакомилась «Метла», получают меньше. Даже из числа обслуживающих международные направления.

По словам бортпроводников, тотальную экономию на персонале начальство «в кулуарах» объясняет майской авиакатастрофой Sukhoi Superjet 100. Тогда самолет «Аэрофлота» из-за удара молнии приземлился и сгорел в Шереметьево, при этом погиб 41 человек.

По всей видимости, авиакомпания сейчас тратит большие деньги на восстановление своего имиджа: например, в декабре издание «МБХ медиа» нашло на портале госзакупок тендер на организацию специальных PR-мероприятий, начальная цена — 180 млн рублей. Блогерам и представителям СМИ оплатят трансфер, предоставят автомобили представительского класса, а проживать они будут в номерах категории Superior в отелях категории не менее четырех звезд. Кроме того, исполнитель контракта должен организовать не менее 10 пресс-туров по России и за рубежом и провести несколько заседаний Общественного совета ПАО «Аэрофлот». Для этих мероприятий будет обеспечено проживание в отеле категории пяти звезд в центре Москвы. Также «Аэрофлот» планирует провести не менее 10 пресс-завтраков и фуршетов с участием федеральных СМИ на базе московского авиаузла.

«Повторной акцией «больничный лист» бортпроводники сигнализируют об очередной серьезнейшей проблеме. Иным образом достучаться до высшего руководства авиакомпании не представляется возможным. При отсутствии реагирования руководства авиакомпании негодование имеет свойство накапливаться и может привести к срыву рейсов. Ситуация тревожная, поскольку неуправляемая. Репрессивными мерами проблему не решить — этот механизм уже не работает, о чем и свидетельствует повторная акция», — заключила Борисова.

Рассказ бортпроводника

Бортпроводник «Аэрофлота» Георгий, недавно уволившийся из-за давления и угроз со стороны начальства, рассказал «Метле» свою историю.

Бунт на борту

Я проработал в «Аэрофлоте» семь лет. Недавно у моего отчима обнаружили рак. Он лежал в онкологическом центре в Уфе. Я попросил отпуск, как положено, за полгода. Сказал, что у отчима через полгода химиотерапия, понадобится плановый отпуск — не 27 дней, а, возможно, побольше. К тому времени авиакомпания задолжала мне около 60 дней отпуска, так что я имел право попросить больше положенного.

Сначала мне начальство сказало: все хорошо, без проблем. Я все подписал. После этого, уже перед отпуском, прилетаю с рейса, мне звонит мой инструктор и говорит, что на меня жалуются в отделении — говорят, что требовал, качал права, угрожал. После этого начались проблемы. Он сказал, что под меня копают: спрашивают, как у меня дела, как я летаю, какие у меня взаимоотношения с коллективом. И когда я вышел из отпуска, мне поставили рейс с инструктором, а инструктор, как правило, кого-то проверяет. Я спросил у бригадира, кого проверяют. Он говорит: «Меня, а неофициально — тебя, так как ты под колпаком». И эта дама, инструктор, на рейсе начала надо мной морально издеваться, оскорблять меня прямым текстом, используя ненормативную лексику. Принесла газету с моей станции бортпроводника и начала при всех орать: «Хватит читать, мы на работе!» А это была не моя газета, и положить ее туда мог кто угодно, даже она сама.

Наше начальство вообще постоянно оскорбляет бортпроводников. Недавнее правило, по которому на территории нашего офиса нельзя пользоваться телефонами, видимо, было введено, чтобы нельзя было ни записать, ни снять, как с нами общается руководство. Кричать, переходить на личности и оскорблять — это только при мне было не один раз. Помню, как на девочку кричала начальница отделения: «Да жопа у тебя толстая, ты не красавица, тебе нечего делать в элитном отделении!». И все стояли и молчали, в том числе мужчины выше меня в должности, в звании. И я тоже стоял и молчал, но у меня внутри все переворачивалось.

После рейса я пошел к начальнику и сказал, что хочу перейти в другое отделение. Мне долго отказывали в переводе, угрожали — говорили, что будут «последствия», больше не будет хороших рейсов. И с тех пор, как я перешел, начались одни рейсы по России. Это при том, что у меня рабочая американская виза, пятерка по английскому. То есть авиакомпания потратила деньги на то, чтобы сделать мне второй паспорт, обучить меня английскому, заплатить за меня госпошлину США. А я после этого летал только в Самару, Казань и Новгород.

Санкции за «нелояльность»

У нас в компании давно используются неофициальные наказания в качестве метода давления. Защититься от этого никак нельзя — профсоюз у нас системный, он находится в одном здании, на одном этаже, в соседнем кабинете с теми, кому он должен противостоять в интересах работников. Его работники вместе с начальством чай пьют, на корпоративы ходят. Неофициальный профсоюз, Шереметьевский профсоюз бортпроводников, компания всячески давит. Если руководство узнает, что ты состоишь в этом профсоюзе, то ты можешь забыть о квартальной и годовой премии.

Но не обязательно состоять в профсоюзе, достаточно быть «нелояльным» компании. Формулировка очень размытая, не прописано, где, что, как. В последнее время начали наказывать за все: больничные слишком часто берешь, либо ты кому-то не понравился, либо носишь рубашку слишком темного цвета в офисе, либо потребовал положенный законом отпуск. Я так понимаю, что это неофициальный приказ сверху — неофициальная экономия зарплатного фонда.

График и проблемы с транспортом

Официально графиком у нас занимается отдел планирования. Сотрудники отдела всегда говорят, что планирует компьютер. Но тогда надо компьютер настроить таким образом, чтобы планировал для всех одинаково, потому что зачастую одни люди постоянно летают в более, а другие — в менее оплачиваемые рейсы. И проблема не в том, что люди брезгуют летать по России: рейсы, которые летают за границу, оплачиваются существенно выше. Разница очень сильная. Такая же разница между длинными и короткими рейсами: за месяц ты можешь сделать восемь рейсов — четыре командировки — и привезешь 80-90 часов налета. Восемь раз съездил на работу и получил нормальную, хорошую зарплату. А если у тебя какие-то «проступки» или английский сдан на плохую оценку, ты будешь летать короткими рейсами по России. И чтобы налетать эти 80 часов месячной нормы, ты должен будешь съездить на работу не восемь раз, а раз 16. Соответственно, зарплата будет меньше, а уставать ты будешь больше.

Например, рейс на Санкт-Петербург. Лететь до Петербурга около часа. Я живу наверху красной линии метро. По пробкам (а пробки есть в 90% случаев) мне добираться до Шереметьево два с половиной-три часа, плюс явка за два часа, то есть за три-пять часов ты выезжаешь и потом еще три-четыре часа добираешься до дома. Ты тратишь время, горючее и т. д., теряешь целый день, а привозишь два часа налета. Для сравнения, если ты летишь в Новосибирск, то тоже выезжаешь за три-пять часов, но и привозишь пять-шесть часов налета. Если это заграничный рейс, то плюс к этому еще какой-то коэффициент идет. Если ты улетел в командировку в Китай, в Америку, ты сутки пребываешь там, тебе оплачивается гостиница, питание, и ты летел восемь-десять часов туда, восемь-десять часов обратно. Тебя не было три дня, но ты привез 20 часов. Или вместо этого можно три дня подряд летать в Петербург: всего шесть часов. Это очень физически тяжело: и ездить каждый раз туда-обратно, и три раза взлететь, три раза приземлиться. Поэтому это первое, по чему они бьют в случае, если ты «нелоялен» компании.

Бунт на борту

При этом у нас всегда был ненормированный график. Ты узнаешь свое расписание со вторника до пятницы и с пятницы до вторника. Можно попросить выходной в определенный день, но не позднее, чем за месяц. Запросто могут поменять тебе рейс за несколько часов до отлета: собираешься лететь в один город, а тебе звонят и говорят, что ты летишь в другой. Или ты можешь прийти на рейс, и уже в диспетчерской могут отправить на другой. Но одно дело, если рейсы одинаковые по продолжительности, а иногда собираешься в короткий, а ставят на дальний, и срываются планы на вечер.

После того, как я попал в немилость к начальству, меня поставили в такое положение, что мне экономически невыгодно здесь работать. Выгоднее брать больничный и получать за это минимальные деньги, чем ехать по пробкам через всю Москву до Шереметьево, платить за бензин, за платную парковку, потому что авиакомпания даже не может сделать для нас бесплатную парковку. Она стоит 50-70 рублей, и это дальняя парковка, от которой еще надо ехать на маршрутке до аэропорта. Ближняя стоит дороже, я не могу ее себе позволить. Аэроэкспресс стоит 500 рублей в один конец. Причем даже уборщицы, грузчики, работающие в Шереметьево, ездят на работу бесплатно — только «Аэрофлот» так «заботится» о своих сотрудниках.

Санкции при увольнении

При этом если человек увольняется, его непосредственного инструктора наказывают за то, что он уволившегося не отговорил. Когда я увольнялся, мне угрожали — а куда ты денешься, куда пойдешь, чем будешь заниматься. Сейчас даже увеличили сумму, которую ты должен авиакомпании при увольнении: мол, авиакомпания потратила на тебя деньги при обучении, и ты отработай их или выплати, а потом увольняйся. Если раньше надо было отработать три года, то сейчас — пять лет.

Отпуск

И мне, и другим сотрудникам авиакомпания постоянно недодавала положенный законом отпуск. Ты, конечно, можешь сказать: «Дайте мне отпуск, иначе я буду жаловаться в трудовую комиссию». Они тут же тебе подпишут, но после этого начнутся репрессии. У меня есть коллеги, которые если берут больше трех больничных за полгода, их неофициально лишают командировок.

Оклад и премия

Зарплата сотрудника «Аэрофлота» постоянно разная. За нелояльность компании теперь могут лишить «личного вклада» — той части оклада, которая в норме высчитывается из объективных показателей — на какую оценку ты сдал английский, сколько ты налетал за прошедший год и т.д.

Также могут лишить ежеквартальной премии, которая составляет примерно 20-30 тысяч рублей. Однако сейчас она и так выплачивается нерегулярно. В некоторых отделениях всех сотрудников поделили на три части: первый квартал получает первая часть, второй квартал — вторая часть и третий — третья. Есть инструктора, которые выбивают премию своим ребятам, а есть те, которые не любят ссориться с начальством или которым просто плевать. И в их отделениях сидят без квартальной премии годами.

Кроме того, бортпроводникам третий год не выплачивают годовую премию. В этом году на словах это объяснили так: «Самолет потерпел крушение, все деньги ушли на пособия».

Уборка в самолете

Мы работаем с продуктами, нам по санитарным нормам нельзя убирать туалеты, вытирать блевотину. Но на некоторых рейсах мы все равно убирались — в частности, на рейсах в Париж, в Стамбул. Делается это под видом того, что в «Аэрофлоте» якобы заботятся о безопасности. Вот во Франции были теракты — все, мы службе безопасности Франции не доверяем. British Airways, Lufthansa, Qatar, Emirates доверяют, а мы нет. Накинули каждому бортпроводнику за уборку по 150 рублей. Только аэропорту Шарля де Голля они бы не по 150-200 рублей платили, а намного больше. Если бы эти деньги раскидать на бригаду, была бы хорошая прибавка.

Убираться мы должны также в тех странах, где за дополнительную безопасность нужно платить. Есть такие аэропорты, где сотрудники службы безопасности должны проводить уборщицу в самолет: один охранник стоит в самолете, один при входе. Чтобы не платить этот сбор, наше начальство заставляет убираться бортпроводников.

Экономия

Одно из самых главных преимуществ работы в «Аэрофлоте» — мильные билеты. Это корпоративная программа, по которой работники авиакомпании и их родственники (супруги и родители) могут покупать билеты сильно дешевле их первоначальной стоимости. Раньше они стоили 10% от стоимости обычного билета. В конце этого года они подорожали, причем ощутимо. Например, сейчас я заплатил за билет до Нью-Йорка 7900. Полгода назад он стоил 6200. Кроме того, сейчас приняли правило, что за «нелояльность» тебя могут еще и лишить льготных мильных билетов — раньше такого не было.

Экономят на всем, в том числе и на медицине. На Соколе, где у нас медицинский центр, закрыли столовую и стационар. Теперь там не принимают ночью. Сокращают количество часов у врачей.

То, что самолеты не падают и не разбиваются — конечно, заслуга инженеров и пилотов. Но случиться может все, что угодно. И когда произойдет какое-то ЧП, людей нужно будет спасать, а бортпроводники — это в первую очередь спасатели, а не официанты, как многие думают. И если бортпроводники не спасут людей, то потом может выясниться, что они просто были замученные, не выспавшиеся, затюканные на работе, с угробленной нервной системой.

metla.press

Источник: Kompromat1.live

Share

You may also like...