Дело Шеремета. 10 простых вопросов к полиции

14:53, 20.12.2019

Поделиться:

37  

Дело Шеремета. 10 простых вопросов к полиции
Дело Шеремета. 10 простых вопросов к полиции

«Увлекшись ультранационалистическими идеями, культивируя величество арийской расы». Этот креатив от старшего следователя Нацполиции Бырко быстро стал мемом в соцсетях. Аваков утверждает, что уже просто нельзя было затягивать с задержанием, хотя пока выглядит так, что прямых улик против задержанных просто нет.

Справа Шеремета. 10 простих запитань до поліції

Ровно неделю назад 12 декабря высшие чины МВД продемонстрировали полную схему убийства Шеремета, автомобиль которого взорвался 20 июля 2016 года. Как пишет Главком, по мнению следствия, организовала преступление группировка ветеранов и волонтеров АТО. Все они уважаемые в своей среде и отмеченные государством различными наградами. Руководил всем якобы ветеран спецназа и рок-музыкант Андрей Антоненко под псевдонимом «Риффмастер», проводила разведку на местности медсестра бригады десантно-штурмовой войск Яна Дугарь, а непосредственно закладывала взрывчатку детский хирург клиники «Охматдет» Юлия Кузьменко. Персонажи как для организации такого жуткого преступления, расследуемого в течение трех лет, подобрались очень странные, и это смутило не только депутатов. А дальнейшие разъяснения министра внутренних дел Арсена Авакова только добавили оснований для сомнений.

Впрочем сейчас, когда первый шок у всех прошел, уже можно сформулировать несколько вопросов, которые вызывает расследование. Конечно, следует помнить, что не все факты были преданы огласке в интересах следствия, и следователи, очевидно, имеют на руках больше информации, чем обнародовано. Но пока выглядит так, что убийственных козырей на руках у правоохранителей нет. Что, конечно, само по себе не делает их версию ошибочной.

При чем здесь «арийская раса»?

О том, что личность заказчика преступления до сих пор неизвестно, на той пресс-конференции обмолвились генпрокурор Руслан Рябошапка и президент Владимир Зеленский. Но когда почти сразу появился текст подозрения, оказалось, что потенциальные убийцы Шеремета руководствовались отнюдь не финансовыми, что было бы логично при заказном убийстве, а идейными мотивами. Да еще и какими – «увлекшись ультранационалистическими идеями, культивируя величество арийской расы». Этот креатив от старшего следователя Нацполиции Бырко быстро стал надоедливым мемом в соцсетях. Интересно, что именно такая формулировка в 2015 году была использована в обвинительном акте радикалки Виты Заверухи, обвиняенной в нападении на АЗС в Киеве.

Зачем?

Обвинение утверждает, что следствие отбросило все предыдущие версии ради одной – дестабилизации общественно-политической ситуации в стране, «чтобы привлечь внимание общества к национал-радикальным идеям, которые, по их мнению, смогут изменить жизнь общества». Где Шеремет, а где национал-радикальные идеи – трудно сказать. Тем более, что в результате «заговорщикам» не удалось достичь своей цели – ни дестабилизировать ситуацию, ни популяризировать свои идеи. Или под дестабилизацией имеется в виду возмущение в первую очередь журналистского сообщества, которое три года требовало от того же Авакова расследовать это дело? С такой мотивацией «сюреалистическое» желание Надежды Савченко расстрелять Верховную Раду, чтобы захватить власть, выглядят вполне логичными. Впрочем, сделаем поправку на то, что не всегда мотивы преступников подвергаются стандартной логике.

Почему остановились?

Если эта группа была настолько зациклена на популяризации своих идей, что пошла на громкое убийство, почему на этом успокоилась и продолжила свою обычную гражданскую жизнь, ни в чем больше не засветившись? Шеф МВД назвал преступление сложным с технической точки зрения. Даже предположив, что к нему долго готовились и за его кулисами на самом деле стоят профессионалы, реализация такого сложного сценария откровенными любителями вызывает, по меньшей мере, недоумение.

Куда исчезли Грищенки?

Первыми подозреваемыми, которые всплыли в деле Шеремета, стали супруги «атовцы» Инна («Пума») и Владислав ( «Буча») Грищенко. Их обвиняли в подготовке покушения на «авторитета» из Косова Ивано-Франковской области Михаила Чекурака. Почерк тот же – закладка взрывчатки в автомобиль. О том, что Грищенко могут привязать к делу Шеремета, ранее откровенно говорили они сами и об этом косвенно свидетельствовал факт перевода «косовского» дела в киевский суд. И действительно, в видеоролике, продемонстрированном полицией, именно этой паре и их знакомому Ивану Вакуленко, который покончил жизнь самоубийством после получения повестки на допрос, уделено много времени в завязке сюжета. В схеме, которую рисовало МВД, Грищенко отводилось одно из ключевых мест. Но пока никто из супругов не является подозреваемым по делу Шеремета и в подозрении они совсем не упоминаются. Спикер МВД Артем Шевченко говорит, что сейчас они фигурируют только … как лица, которые могут иметь информацию об обстоятельствах убийства журналиста.

Какова роль Яны Дугарь?

Журналисты «Слідства. інфо» сообщили, что результаты экспертизы, на которой и базируется обвинение, являются очень неоднозначными. Так, согласно еще одному исследованию, сделанном британским экспертом Айвон Бирч, женщина, которая делала предварительно фото видеокамер в районе, где затем был убит Шеремет, и женщина, которая непосредственно подкладывала взрывчатку, – один и тот же человек. Это ломает версию следствия, что фотографировала видеокамеры военная медсестра Яна Дугарь, а подкладывала взрывчатку детский хирург Юлия Кузьменко. В полиции ответили, что исследование, на которое ссылаются журналисты, было лишь предварительным, а вот потом специалист разобрался, что это два разных человека. Но эта реакция никого не убедила.

Адвокаты Дугарь заявляют, что у нее есть алиби, и она не была в Киеве ни в день убийства Шеремета, ни в те даты, когда якобы находилась на видео. Прокуроры, в свою очередь, обвиняют защиту девушки в манипуляциях. Дугарь – единственная из трех фигурантов этого дела, кого отпустили под домашний арест. Собственно, ее вина выглядит наименьшей в этой группе. Но ее лицо следствие могло установить быстро, но не через причинно-следственную связь, как прочих. Так почему правоохранители сразу не начали распутывать клубок именно с нее, тем более, что Дугарь – довольно известная? Непонятен и риск организаторов убийства: зачем было впутывать в такое деликатную дело, в котором должно быть как можно меньше свидетелей, участника с такой эпизодической ролью? Сейчас Дугарь, как и Антоненко, отказывается давать показания, что Аваков на своем эфире трактовал как подозрительное поведение.

Кто же этот «покровитель»?

После пресс-конференции Арсен Аваков выступил в телепрограмме «Свобода слова Савика Шустера» и ни о каких «арийских взглядах», упомянутых в подозрении, речь уже не шла. Более того – если в подозрении организатором преступления безапелляционно назван Антоненко, который привлек к нему двух женщин, то из уст министра прозвучало упоминание о вероятных неустановленных «инициаторах» трагического взрыва. Также он рассказал сенсационные подробности о предполагаемом покровителе на высших государственных уровнях, которого имеют убийцы Шеремета, и загадочных «людях за кадром», которые намного квалифицированнее, чем исполнители преступления. Якобы в неопубликованной части телефонных разговоров подозреваемые часто вспоминают о таком покровителе.

Куда делись записи с камер?

Глава МВД прямо заявил, что следы от исполнителей взрыва могут вести в Службу безопасности. Аргументировал он это исчезновением важных записей с четырех видеокамер, которые на момент совместного расследования этого дела, пока непонятно было, как оно будет квалифицировано, изъяла СБУ. Как тут не вспомнить историю с «СБУшником» Игорем Устименко, который был замечен на видео с камер наблюдения под домом Шеремета в ночь перед его убийством. Когда это выяснилось, СБУ официально заявила, что Устименко был уволен из СБУ в 2014 году по состоянию здоровья. В июле этого года глава Национальной полиции Сергей Князев заявил, что следствие не подтвердило причастность к убийству журналиста Павла Шеремета бывшего сотрудника СБУ, но осадок остался.

Почему СБУ не присоединилась раньше?

При этом, говоря о поиске заказчиков, Аваков признает необходимость привлечения к их поиску и СБУ, и Главного управления разведки Минобороны. Здесь уже вопрос к полиции – почему такая координация не состоялась раньше, еще до предъявления публике подозреваемых исполнителей? Из-за недоверия к тому же СБУ и «кротов» в этой структуре?

Не рано ли раскрыты карты?

Аваков утверждает, что уже просто нельзя было затягивать с задержанием, хотя пока выглядит так, что прямых улик против задержанных просто нет. Или их пока не демонстрируют. Вся видимая доказательная база основывается на заключении группы экспертов в области оценки походки и движений. Именно после их заключения, что на видео 2016 года – Антоненко и Кузьменко, по словам Авакова, и было принято решение о «накрытии» банды.

Ответов на все вопросы, как признает министр, у следствия до сих пор нет, а представитель МВД Артем Шевченко отмечает, что врученные подозрения являются предположением и могут быть изменены и вообще отменены. Мечты о выпуске кассет «градов» по Киеву и размышления о похищении детей Маруси Зверобой, которые ведет Кузьменко, и неактивные в ночь закладки взрывчатки мобильные телефоны никак не могут быть доказательствами убийства журналиста. Так не поспешила ли полиция с задержаниями и обнародованием подробностей дела?

Тем более что полиция уже садилась в лужу из-за своей спешки – в деле с убийством Екатерины Гандзюк. Тогда после нападения на активистку по горячим следам в нем обвинили ранее судимого Николая Новикова и суд арестовал его на 60 суток. При этом не были приняты во внимание утверждение адвоката и родственников обвиняемого о том, что он в момент нападения вообще не был в Херсоне, а отдыхал на море. Тогдашний советник министра МВД, а ныне его заместитель Антон Геращенко уверенно утверждал, что шансов доказать свою невиновность у Новикова не существует, что известно, как он покупал кислоту и в какую преступную группировку входил. Но в результате алиби обвиняемого подтвердилось и он был освобожден даже до рассмотрения апелляции. Геращенко и херсонской полиции пришлось извиняться перед Новиковым. Не повторится ли подобная история и сейчас?

Зачем было впутывать президента?

Этот вопрос вытекает из предыдущего. Проведение пресс-конференции даже при отсутствии железобетонных доказательств можно объяснить тем, что фигуранты дела сами начали бить в колокола и привлекать внимание к своему преследованию. Силовики должны были обнародовать свою точку зрения на произошедшее. Но присутствие на этом брифинге и, пусть и сдержанная, речь Зеленского в случае зависания дела из-за всех вышеизложенных обстоятельств ударит не только по позициям главы МВД, но и президента.

Павел Вуец,  опубликовано в издании Главком

Источник: Glavk.info

Share

You may also like...