Экономическое наследие Гончарука. Работа Кабмина «реформаторов» в цифрах

Отставка правительства Алексея Гончарука подвела итог первого этапа экономической политики команды Зеленского. Как выглядит работа Кабмина Гончарука в социально-экономических показателях, и чем он запомнился за короткое время

Ужасный конец лучше ужаса без конца

Первое заседание правительство Гончарука провело 2 сентября прошлого года и проработало всего полгода. Сентябрь можно исключить из зоны ответственности первого правительства новой власти. Это время ушло на «акклиматизацию» новых министров и полноценное погружение в курс текущих дел. Кабмин Гончарука несет полную ответственность за состояние дел в экономике за 4-й квартал 2019 года и январь-февраль 2020 года. Справедливости ради, нужно отметить, что Кабмин заканчивал 2019 год, исходя из структурных социально-экономических и прочих параметров, которые заложили предшественники.

Общая «идеологическая» надстройка экономического курса нового правительства была очень абстрактной, что красноречиво материализовалось в бессистемной программе деятельности на 5 лет. Очень грубыми, контурными мазками, которые выражали туманное видение пятилетнего будущего экономики, можно считать несколько «вирусных слоганов»:

— рост ВВП на 40% за 5 лет;

— привлечение 50 млрд долларов внешних инвестиций и создание 1 млн новых рабочих мест;

— большая приватизация и передача в концессию остатков государственных предприятий;

— открытие рынка земли.

Пожалуй, это все, что вспомнят украинцы об ушедшем Кабмине уже на второй день после отставки Гончарука и его команды. Гончарук и Ко, весьма самоуверенно отчитались документом «Топ-100 достижений правительства 2019».

Сотни цветных страниц с красочными слайдами описывали различные экономические победы. Например, такие, как увеличение минимального размера пенсий на 9,4%, рост минимальной зарплаты на 13,2%, снижения бедности на 6,2% и даже уменьшение цены газа аж на 0,2%. Впрочем, большая часть отчета построена на планах и обещаниях, а не на анализе текущих дел, что придавало отчету еще большей абстрактности. В целом, документ так и не давал внятного ответа на главный вопрос – чего же добилось правительство Гончарука за 5 месяцев работы? На фоне этого вакуума смыслов и случилась скоропостижная отставка КМУ.

ВВП и забытая промышленность

Перейдем к конкретным цифрам, которые отражают качество работы Кабмина Алексея Гончарука. Важным показателем стало замедление роста ВВП в 4-м квартале до 1,5%. Правительство тут же подверглось критике со стороны «попередників», мол, при премьере Владимире Гройсмане рост в 3-м квартале был больше 4%, а при Гончаруке все обвалилось. Справедливости ради нужно указать, что «рекордный» рост ВВП при Гройсмане во 2-м и 3-м кварталах, в определенной степени происходил «на бумаге», благодаря манипуляциям с данными. Кроме того, этот рост был некачественным, ведь устойчивый рост экономики невозможен без роста промышленного производства. А этот показатель заметно проседал на фоне остальных.

Ситуация в промышленной политике – очевидный «прокол» команды Гончарука. Да, тренд на спад пошел еще с начала лета 2019 года при Гройсмане. Но если при старой власти промышленное падение начиналось с проседания на 1,7% и 2,3%, то к концу года началось настоящее пике:

-5% в октябре,

-7,5% в ноябре;

-7,7% в декабре.

В январе нового года спад продолжился (-5,1%).

Вплоть до конца декабря, в Кабмине вообще не обращали внимания на катастрофическую ситуацию в промпроизводстве, а из уст чиновников даже звучало слово «промышленность». Абсолютное бездействие правительства Гончарука во время критической ситуации в промышленной отрасли – один из основных провалов отправленного в отставку правительства

Безусловно, конструктивной и эффективной промышленной политики не было и у предыдущего режима. Однако правительство Гончарука умудрилось «уронить» даже сельское хозяйство, которое в кризисные годы демонстрировало скромный, но рост. В январе, по отношению к аналогичному периоду 2019 года, индекс производства сельхозпродукции показал отрицательный результат, сократившись на 0,7%.

Дыра на вершине пирамиды

Отдельного внимания заслуживает монетарная и фискальная политика при правительстве Гончарука. Опять-таки, оговоримся, что свою лепту внес и Национальный банк, а многие негативные тренды зародились при Гройсмане.

Кабмин продолжил политику укрепления курса гривны и наращивания заимствований через продажу гривневых облигаций внутреннего государственного займа. До прихода команды Алексея Гончарука «пирамида» портфеля гривневых ОВГЗ в руках иностранцев уже составляла почти 90 млрд гривен. За несколько последних дней сентября этот показатель резко вырос почти на 10 млрд гривен. По состоянию на конец февраля, доля нерезидентов в гривневых ОВГЗ достигла почти 130 млрд. То есть, при Гончаруке «пирамида» облигаций выросла почти на 40%.

На фоне отсутствия новых кредитов от МВФ, Кабмин осознанно шел на использование инструментария ОВГЗ, которыми покрывали дефицит бюджета. Правительство было уверено, что все идет как нужно и их политика верна. Но «неудобные» вопросы начал поднимать президент Владимир Зеленский. Например, почему парализовано кредитование реального сектора экономики и в чем вообще польза от укрепления гривны?

Кабмину и НБУ пришлось менять политику. Нацбанк начал резко сокращать учетную ставку, а Министерство финансов снизило ставки по доходности ОВГЗ. Еще в начале года «Вести.ua» прогнозировали, что правительство, чтобы оживить кредитование экономики, будет искать баланс между возможностью стабильного размещения ОВГЗ и мягким снижением учетной ставки. Баланс так и не отыскался, кредитование не запустилось, а последние размещения ОВГЗ показали, что иностранцы начали плавно сбрасывать гривневые облигации. Как результат — «мертвое» кредитование и закрытая «тумбочка» с облигациями.

Но из-за укрепления гривны, страдать начали экспортеры, которые обеспечивают приток валюты в страну. В «минус» начали уходить даже аграрии, которые всегда получали стабильные доходы.

Падение экспорта спровоцировало провал наполнения бюджета от таможенных поступлений. К тому же, ситуацию усугубила «реформа» таможни, которая так и не показала реальных изменений и улучшения ситуации.

Никаких результатов не дала политика по расширению базы налогообложения через легализацию отдельных видов деятельности, например, добычи янтаря. Нулевым оказался и прогресс по детенизации экономики, о которой так много говорили в Кабмине.

Под конец 2019 года образовалась огромная бюджетная дыра в 70-90 млрд гривен. 19 декабря правительство приостановило все государственные выплаты, кроме защищенных социальных статей. Де-факто это был технический дефолт в системе бюджетных платежей. В 2020 году ситуация продолжает усугубляться. Уволенный Гончарук сделал прощальный «подарок» всем украинским пенсионерам, отложив ежегодную индексацию пенсий в марте.

После себя Гончарук оставил расширяющуюся бездну в бюджете. Эта черная дыра начинает поглощать все социальные гарантии государства перед гражданами. В феврале не были профинансированы программы медицинских гарантий, социальной помощи ветеранам войны, чернобыльцам и другим категориям незащищенных слоев населения.

Занятость, зарплаты и инвестиции

До конца 2020 года Зе-правительство обещало создать 200 тысяч новых рабочих мест, а 1 млн — за пять лет. По данным Госстата, за 2019 год количество легальных рабочих мест сократилось на 300 тысяч. Конкретно за 4-й квартал при премьере Гончаруке количество штатных сотрудников снизилось на 80 тысяч человек. Обещая украинцам работу, Кабмин своими действиями начал сокращать рабочие места, выдавливая граждан в изгнание трудовой миграции.

Правительство Гончарука не решило проблему с уровнем задолженности по заработной плате. Более того, за 4-й квартал это показатель заметно увеличился: с 2,81 млрд гривен в сентябре, до 3,22 млрд в декабре. По состоянию на февраль 2020 года, сумма задолженности немного снизилась (до 3,03 млрд гривен), но комплексно проблема не решена.

Провоцируя сокращения рабочих мест и не желая решать проблему долгов по зарплате, Кабмин еще и инициировал очень спорные изменения в трудовое законодательство. Изменения законов о труде, существенно урезает права наемного работника, лишая его гарантий государственной защиты. Учитывая все вышеперечисленные обстоятельства, украинскому рабочему не оставляют другого пути отхода, кроме как к границе с другой страной.

Нельзя обойти стороной вопрос привлечения прямых иностранных инвестиций, который Кабмин Гончарука сделал «сакральным». По информации НБУ, ха 2019 год в Украину поступило 2,5 млрд долларов прямых инвестиций, что на 100 млн долларов больше чем в 2018 году, но на 0,7 млрд долларов меньше, чем в 2016 году, например. За четвертый квартал 2019 года в страну зашло чуть меньше 0,7 млрд долларов, что сопоставимо с третьим кварталом. Никакого роста инвестиций не произошло и подобными темпами Гончарук мог привлекать обещанные 50 млрд долларов несколько десятилетий. Излишне говорить, что показатель инвестиций выглядит ничтожным по сравнению с 12 млрд долларов, которые перечислили «заробитчане”.

Самокат умчался вдаль

В целом, скоропостижная отставка Алексея Гончарука и лихорадочные закулисные торги о формировании нового Кабмина, выступили закономерным фоном общей невзрачной деятельности ушедшего правительства. Какую модель экономики хотели построить «молодые реформаторы»? С помощью каких государственных политик и инструментов они хотели воплощать свои планы? Все это для большинства украинцев останется загадкой. Невыразительная и откровенно слабая команда первого Кабмина Зеленского запомнится обществу только гоняющим на самокате Гончаруком, а также скандалом с непомерными зарплатами и премиями членов этого правительства.

Отставка команды Гончарука не решает никаких фундаментальных проблем — новый Кабинет министров столкнется с очень серьезными последствиями итогов работы инфантильных «реформаторов-романтиков».

Источник: Iamir.info

Источник: HPiB.life

Share

You may also like...