“Икономисты” и мощеторговцы: патриарх Кирилл, Малофеев, Лепс и другие

17:00, 27.12.2019

Поделиться:

29  

"Икономисты" и мощеторговцы: патриарх Кирилл, Малофеев, Лепс и другие
“Икономисты” и мощеторговцы: патриарх Кирилл, Малофеев, Лепс и другие

При Сталине воровать боялись, а при Хрущеве Север вывезли подчистую – продавали ведрами за водку

Некоторые иконы на антикварном рынке стоят десятки и даже сотни миллионов рублей. Часто их перепродажа связана с преступлениями: религиозные святыни воруют, подделывают или «улучшают». Мы выяснили, какие схемы проворачивают продавцы икон и можно ли купить настоящие мощи святых на Avito.

Как и откуда воруют иконы

В ночь на 30 января 2019 года четверо преступников подъехали к храму подмосковного села Кривцы. Тихо вышли из машины, сломали входной замок, отключили сигнализацию и проникли в храм. Преступники знали, что отец-настоятель находился в отъезде, поэтому не боялись, что кто-то им помешает. Выломали из иконостаса иконы и скрылись.

Всего из храма в Кривцах украли десять икон. Две из них оказались особенно ценными: «Богоматерь Смоленская» мастера Феодотия Ухтомского и «Спас Вседержитель», предположительно, написанная тем же мастером. Обе датируются началом XVIII века. Их стоимость оценили в 10 млн рублей.

Злоумышленники продали их в один из московских антикварных магазинов по гораздо более скромной цене: $75 000 (менее 5 млн рублей). Ещё четыре иконы оказались на «Вернисаже в Измайлово» — известном месте среди перекупщиков антиквариата, в том числе краденого. Преступники сбыли святыни за 250 тыс. рублей, а продавец уже через 40 минут продал их вдвое дороже.

Авантюра с кражей икон закончилась для воров печально: их задержали, а украденное сотрудники полиции вернули в храм.

Случай с кривецким храмом не исключительный. Источник из числа московских экспертов по оценке икон говорит: из-за воров некоторые настоятели храмов боятся вешать старинные иконы: «Вдруг воры мне череп проломят? Лучше я бумажную повешу».

Эсперт по оценке русского искусства при французских аукционных домах Артур Гамалий объясняет: кража икон из храмов — не новое явление. Воры, специализирующиеся на церковной утвари и предметах культа, «существовали чуть ли не с Крещения Руси».

Чёрный антикварный рынок расцвёл в эпоху оттепели, когда появились коллекционеры русской иконописи и, соответственно, спрос на иконы. В 60–70-е годы прошлого века воры приезжали в сельские храмы под видом реставраторов и разбирали целые иконостасы, чтобы потом вывезти и продать, рассказывает источник «Секрета фирмы». Другой способ — лжеэкспедиции. Мошенники приходили в дома к старикам и скупали иконы. Часть добычи преступников попадала за границу.

Роль контрабандистов зачастую играли советские дипломаты. Директор частного Музея русской иконы Николай Задорожный рассказывал, что жёны послов иногда покупали места в двух купе, чтобы одно из них «сверху донизу» загрузить «огромными чемоданами с иконами». Так иконы попадали в Западный Берлин, центр сбыта русского антиквариата.

[“МК”, 13.11.2013, “Законы “икономики”: О том, как чемоданами вывозили иконы на Запад в советское время, как их возвращают сейчас и почему в церквях к реликвиям нет того трепетного отношения, какое испытывают к памятникам православной культуры коллекционеры, «МК» побеседовал с директором Музея русской иконы Николаем Задорожным. […]

— Насколько же велик «соблазн»? Каков разброс цен на иконы сегодня?

— Все зависит многих факторов: качество исполнения иконы, ее древность, сюжет, размер, состояние сохранности, принадлежность конкретному иконописцу, если это икона нового времени, или выразительность образа, если это древний памятник. Например, работа ХIХ века тонкого письма известного иконописца, вроде Чирикова или Дикарева, может стоить больше ста тысяч долларов. Вообще икона ХIХ века может стоить от $100 до $200 тыс. Цены на древние вещи разнятся — от сотен тысяч долларов до нескольких миллионов.

— Расцвет коллекционирования икон приходится на конец XIX века. А после революции большие собрания, такие как васнецовское или лихачевское, вошли в фонды крупных госмузеев. Но не все. Какова судьба тех вещей, которые не попали в музеи?

— Из старых собраний иконы в основном действительно попали в государственные музеи или перераспределились в кругах собирателей. Так, некоторые вещи из собрания Васнецова оказались у Николая Соколова из Кукрыниксов. Иконы из других дореволюционных собраний я видел, например, у писателя Владимира Солоухина. Но это редкие случаи. […]

— Отношение к дарам собирателей такое же — авось все обойдется?

— К сожалению. Яркий пример — история с владельцем галереи «Дежавю», который после выставки своей коллекции в музее Андрея Рублева подарил все в музей при храме Христа Спасителя. Там были прекрасные вещи XV–XVI веков. Большое собрание. У коллекционера был душевный порыв — и он все подарил музею при храме. А через несколько лет пришел посмотреть и был удивлен, не обнаружив там своих икон.

— То есть воровство внутри церкви — серьезная проблема?

— Скорее не воровство, а легкомысленное отношение к праву собственности. Знаете, как у них бывает: митрополит приехал, и ему дарят образ, не разбирая, что дарят. Нет должного почтения ни к истории страны, ни к истории искусства, к сожалению — врезка К.ру]

«При Сталине воровать боялись, а при Хрущёве страх последствий уже не был таким сильным. Наш Север, не говоря про Подмосковье, вывезли подчистую. В Нижнем Новгороде продавали русские литые иконы, украшенные перегородчатой эмалью, вёдрами — за бутылку водки», — объясняет источник.

В 90-е в Белоруссии авантюристы вывозили иконы в бензобаках. Бывало, священники сами продавали иконы из своих храмов, говорит коллекционер, эксперт по иконописи и куратор выставочных проектов Константин Бенедиктов. Так редкие и ценные произведения оказывались на антикварном рынке и попадали в частные руки.

Константин Бенедиктов, коллекционер, эксперт по иконописи и куратор выставочных проектов: “После перестройки существовали воровские банды, специализировавшиеся на краже икон. Думаю, сейчас интерес злоумышленников к такому промыслу спал, потому что, во-первых, всё стоящее уже украли, а во-вторых, система охраны и учёта стала лучше. Однако ограбления церквей всё равно время от времени случаются.”

Сколько стоят святыни

leps e8d97a84c4f7eb8e2561a8b96e80a549ab7f4d02
Григорий Лепс на выставке своих икон

Храмы грабят потому, что по-настоящему ценных икон не так много, как желающих их купить. По данным источника «Секрета фирмы», сейчас бывает сложно «приобрести даже хороший XX век», не говоря уже про образцы XVIII–XIX веков. Соблазн украсть икону возникает из-за высоких цен на антикварном рынке.

Но далеко не каждая икона стоит по-настоящему дорого. Кроме того, нет единого принципа оценки стоимости иконописи. Существует несколько критериев, самый сложный и субъективный из которых — художественность.

Артур Гамалий, эксперт по оценке русского искусства при французских аукционных домах: “Например, иконы строгановской школы, возникшей в XVII веке, отличаются особым изяществом и часто встречающимися пейзажными мотивами. Икона такой школы вполне может стоить €100 000 — 120 000, как хорошая работа светского художника, например Репина.

Ещё один важный критерий оценки иконы — дата написания. Самые древние иконы, которые встречаются на антикварном рынке, обычно датируются XVI веком, то есть эпохой Ивана Грозного. Более древних икон мало — из-за пожаров они не дошли до наших дней.”

Гамалий говорит, что подавляющее большинство икон на аукционах написаны в XIX веке. Если на антикварном рынке становится известно об иконе XVI века, на неё возникает огромный спрос, ведь это большая редкость. Она вполне может стоить €70 000 или €80 000, рассказывает Гамалий.

Икона «Спас Нерукотворный» XVI века есть, например, в коллекции певца Григория Лепса, которую в 2018 году выставляли в Государственном историческом музее. Самый дорогой экспонат выставки оценивается более чем в 100 млн рублей.

Если не брать в расчёт уровень письма, а отталкиваться от исключительно материальных критериев, самые «люксовые» иконы продают в окладах работы знаменитых ювелирных фирм — поставщиков императорского двора, например Фаберже.

Артур Гамалий: “Чаще всего сами иконы написаны относительно недавно, в XIX или начале XX века, однако оклады выглядят «дорого-богато». Самый знаменитый мастер-ювелир, чьи работы высоко ценятся сегодня, — Павел Овчинников (1830–1888). Серебряные оклады мастерской Овчинникова созданы в технике перегородчатой эмали. Иконы в этих окладах ещё несколько лет назад пользовались просто бешеной популярностью: они могли стоить на рынке €30 000 — 40 000, а то и все €100 000. Но в последние годы на фоне экономической ситуации в стране страсти немного поутихли.”

Как подделывают иконы

Существуют подделки разного уровня. Есть работы, которые рассчитаны на обывателя и иностранцев (их можно встретить, например, на рынке в Измайлове и в интернет-магазине антиквариата «Мешок»). Но есть такие, которые на первый взгляд не отличить от подлинника.

Константин Бенедиктов, коллекционер, эксперт по иконописи и куратор выставочных проектов: “Иногда подделки делают с нуля, потом старят всевозможными незатейливыми ухищрениями. Порой используются подлинные элементы: старая доска, фрагменты старой живописи. Существует мастерская, которая очень искусно пишет иконы в стилистике Оружейной палаты XVII века, при этом имитируя «следы бытования». Строго говоря, это не подделки и изначально продаются как «список». Но иногда такие иконы выходят на рынок уже под видом древних и подлинных. При беглом взгляде можно не понять, что перед вами не старинная икона, особенно если вы не в теме.

Ещё один вариант мошенничества — «улучшение» истории иконы, выставленной на продажу. Например, если антиквар специализируется на продаже старинной русской книги, у него «может возникнуть искушение наклеить на неё экслибрис (книжный знак, удостоверяющий владельца книги. — Прим. ред.) знаменитой библиотеки: царской или великокняжеской, добавляет Артур Гамалий. Это не совсем подделка, потому что и книга, и экслибрис подлинные. Однако история товара была искусственно улучшена, чтобы поднять цену, а значит, это всё равно мошенничество.

Артур Гамалий, эксперт по оценке русского искусства при французских аукционных домах: “Вывести на чистую воду такого антиквара может только опытный эксперт. Происходит это так: предположим, нам приносят икону и утверждают, что она была подарена определённому полку. Если мы понимаем, что икона подлинная, медная табличка с дарственной надписью — тоже, а вот святой, изображённый на иконе, не соответствует святому покровителю названного полка или никак не связан с полковыми праздниками, у нас возникает серьёзный повод засомневаться в истории принесённой нам вещи.”

Что продают на рынке святынь кроме икон

В продаже изредка можно встретить мощи святых. Один из самых громких скандалов случился в 2007 году, когда на интернет-аукционе выставили «мощи святого Филиппа». Странным товаром заинтересовались в РПЦ. Мощи отдали на экспертизу, которая доказала, что это действительно человеческие останки. Раньше они хранились в коллекции Кунсткамеры, но в 1940-х годах были списаны и впоследствии «выпали из системы учёта и хранения».

В РПЦ продажу мощей назвали «чудовищным кощунством». Тогдашний заместитель Отдела внешних церковных связей Московского патриархата протоиерей Всеволод Чаплин заявил: даже если выставленные на продажу останки «не являются святыми мощами, то и в этом случае происходит надругательство над прахом человека».

В интернете можно встретить объявления о продаже фрагментов мощей, стоимость которых на онлайн-торгах достигает 400 000 — 700 000 рублей. В 2017 году площадка Avito удалила объявление о продаже частицы мощей Николая Чудотворца за 65 000 рублей. Продавец заявил, что «возит в Россию такие артефакты» более 15 лет. При этом он признался: подтверждений, что мощи Николая Чудотворца подлинные, у него нет.

Останки святых, появляющиеся в продаже, зачастую просто подделки. Эксперт по святыням Российского православного университета Михаил Артеев рассказывал в интервью изданию «Православие и мир» о некоем Маркусе из Штутгарта. Он наполняет мощевики (ёмкости для хранения частичек мощей) коровьими и человеческими костями и продаёт по цене от $20 до $500 за штуку. И при этом говорит, что получил реликвии, выкупив имущество католического монастыря.

Ватикан, как и РПЦ, выступает против продажи мощей: торговать останками святых запретил папа римский. Поэтому самым ходовым товаром на антикварном рынке (в том числе и на чёрном) всё же являются иконы.

Артур Гамалий, эксперт по оценке русского искусства при французских аукционных домах: “В мире антиквариата существует закреплённая десятилетиями традиция мошенничества. Я не хочу сказать, что абсолютно все антиквары мошенники и прощелыги. Разумеется, нет. Однако среди них, естественно, встречаются нечистые на руку люди, которые имеют дело с подделками, крадеными вещами или товарами с «улучшенной» историей.”

Православные святыни — неочевидный, но интересный сегмент для коллекционеров и ценителей искусства. Однако для желающих платить миллионы за «подлинник XVI века» велик риск приобрести подделку. Или, что ещё хуже, краденую икону, которую придётся возвращать.

Анна Попова

****
Святые угодники: Кто и как зарабатывает на мощах
 

С 21 мая у храма Христа Спасителя в Москве образовалась огромная очередь из желающих поклониться мощам Николая Чудотворца. В столице святыню уже посетили более 350 тысяч человек, а с 13 по 28 июля паломники смогут это сделать в Санкт-Петербурге. Туры иностранных святынь по стране РПЦ при поддержке православных меценатов устраивает каждый год. The Village разобрался, что признают мощами, сколько стоят самые дорогие святыни и где их можно купить в Москве.

Что такое мощи и как они “действуют”

Мощами называют останки людей, которые были официально признаны церковью святыми, то есть канонизированы. Святыней могут признать целые тела, десницы (кисти правой руки), пальцы, стопы или даже отдельные фрагменты тканей. Все эти «частицы святых», вне зависимости от их размера, почитаются церковью одинаково, хотя паломников и простых верующих больше привлекают крупные мощи. Христианская церковь канонизирует либо людей, о «чудесах» которых сохранились хотя бы два свидетельства, либо мучеников, подвергшихся гонениям за свою веру. По иным политическим, общественным или даже миссионерским причинам получить статус святого невозможно.

Как рассказал руководитель паломнического центра св. апостола Фомы в Германии Тимофей Китнис, задача церкви здесь — «зафиксировать, что Бог действительно прославил человека». Для этого создается специальная комиссия, которая изучает биографию и собирает свидетельства чудесной помощи. Потом комиссия предлагает свои выводы на суд Архиерейского (православного, поместного. — Прим. ред.) или Вселенского (общехристианского. — Прим. ред.) собора. Последний совещается и принимает решение, в православии это называется «консенсус патрум», или «согласие отцов».

Хранятся и выставляются мощи в специальных емкостях — мощевиках, ковчегах или реликвариях. Обычно церковь предлагает верующим «приложиться», поцеловать или просто потрогать реликварий с мощами. Очередь к ним — необходимая часть паломничества, она символизирует лишения на пути к святыне. Подобный культ существует во всех христианских конфессиях, кроме протестантских. «Действие» мощей церковь объясняет не свойствами самих предметов, а волей святого, которому мощи принадлежат. «В почитании мощей нет ничего магического. С точки зрения церкви исцеление происходит из-за того, что человек обращается к тому или иному святому „с верой”, а не потому, что сам объект наделен какой-то силой. Мощи являются просто проводником силы святого духа, к которой обращается верующий», — объясняет Китнис.

Паломники часто выбирают мощи и реликвии исходя из того, в чем им требуется помощь. Адресные запросы у верующих возникают из-за того, что они знают сюжеты в жизни святых, когда последние являли чудо. Например, как у Сергия Радонежского просят успехов в учебе, после того как он сам чудесным образом стал успевать в школе. «На самом деле вы можете обратиться к любому святому с любой просьбой, церковь не признает тут какую-то специализацию святых», — подытоживает Тимофей Китнис.

Бизнес на мощах

Сейчас в московском храме Христа Спасителя выставлены мощи Николая Мирликийского, или Чудотворца, — одного из самых популярных святых в православной России. Известно, что патриарх Кирилл и папа римский Франциск договорились об этом туре во время исторической встречи в Гаване в 2016 году. Левое ребро Николая доставили из итальянского города Бари спецрейсом в Москву, где оно пробудет до 12 июля. После этого мощи перевезут в Санкт-Петербург, где они пробудут до конца июля. Ежедневно святыню охраняет тысяча бойцов Росгвардии. Для принесения мощей святителя Николая Чудотворца из Италии в Россию набрали волонтеров, своих людей привлекало движение «Православные добровольцы».

РПЦ не раскрывает, сколько стоит акция по привозу мощей и какие доходы она приносит. Бывший представитель патриархии Всеволод Чаплин после увольнения из Синодального отдела в 2015 году объявил «закрытость бюджета» главной проблемой Русской православной церкви. Сейчас пресс-секретарь патриарха Александр Волков назвал только имя самого крупного спонсора — владельца химического холдинга «Фосагро» Андрея Гурьева. Телеканал «Дождь» заявляет, что Гурьев оплачивает паломнические поездки священников в итальянский Бари последние четыре года. «Поддержку» тура мощей Николая оказывал еще и фонд святителя Григория Богослова, которым руководят митрополит Иларион, председатель Отдела внешних церковных связей, и Вадим Якунин, глава фармкомпании «Протек». Еще около 3 миллионов рублей выделило правительство Москвы.

Андрей Кураев, протодиакон: “Организация любых туров с мощами — это доходное предприятие. Верующие и паломники раскупают большое количество типографской продукции и свечей, жертвуют в копилку — доходность и посещаемость конкретного храма резко увеличиваются. Маршрут, по которому повезут мощи, четко оговаривается в закрытых внутренних договорах, там же распределяются и доли на выручку за конкретный срок: сколько получит иностранный владелец мощей, сколько — церковь (площадка), организатор тура, епархия. Есть вариант и прямого дохода: например, католический приход в самом городе Бари продает миро с мощей святителя Николая, в том числе и на перепродажу в православной общине.

Мне кажется, здесь все устроено по принципу „доходы — нам, убытки — вам”. Государство тратится на сопровождение делегации, охрану святыни и паломничества, широчайшую рекламную компанию, пиар федеральных каналов. Все это могло бы стоить бешеных денег, но дается церкви безвозмездно — наши власти считают такое участие выгодным для себя.”

На самом деле Гурьев новичок в паломническом бизнесе. С 2003 по 2013 год монополию на ввоз иностранных мощей сохранял Фонд Андрея Первозванного (ФАП) под руководством Владимира Якунина, экс-президента РЖД и члена дачного кооператива «Озеро». В списке реликвий, турне которых организовал ФАП, — мощи Андрея Первозванного, преподобномученицы Елизаветы и инокини Варвары, Иоанна Крестителя, евангелиста апостола Луки и Александра Невского (его турне организовано при поддержке миллиардера Искандера Махмудова). Самыми массовыми стали турне «пояса Богородицы» в 2011 году, собравшее более 3 миллионов человек, и креста Андрея Первозванного в 2013-м, — миллион паломников. Миссионерская деятельность ФАП по привозу мощей резко прекратилась после публикации резонансного расследования Алексея Навального о семье Якунина. Кроме того, финансирование ФАП начало проходить через фонд целевого капитала «Истоки» (УК «РусФин»). Единственная православная акция, которую фонд Якунина оставил за собой, — ежегодное принесение в Москву благодатного огня из храма Воскресения Христова в Иерусалиме.

Уже в 2015 году крупные паломнические мероприятия поделили между собой два других влиятельных фонда. Привоз мощей Георгия Победоносца спонсировал Фонд великого князя Владимира, подконтрольный полковнику ФСБ Вячеславу Ротавчикову из спортивного общества «Динамо» (другие руководители общества — силовики и генералы спецслужб). Тур по России и Беларуси мощей князя Владимира устроил уже Фонд святителя Василия Великого, за которым стоит миллиардер Константин Малофеев. Он же через год привез в Москву и мощи святого Силуана Афонского. Именно благотворительные фонды Малофеева «РБК» связал с финансированием ополченцев на юго-востоке Украины.

Сейчас митрополит Иларион заявляет, что Россия 930 лет ждала приезда мощей Николая Чудотворца. В действительности фрагмент мощей из Бари был официально передан частному Фонду святителя Николая еще 2002 году преподобным отцом Джованни Матера. Более того, этот фонд в 2008–2010 годах уже устраивал широкий паломнический тур мощей по городам России. Однако спонсируется он не российскими православными меценатами, а компанией «Энерги Баден-Вюртемберг АГ» — третьим по величине энергетическим холдингом Германии.

Где найти мощи в Москве

Те же мощи Николая Чудотворца, по данным Rublev.com, можно найти еще в 26 храмах Москвы и области. Большинство из них пускают на поклонение к мощам ежедневно, бесплатно и без очередей. Однако, например, к мощам другой популярной святой — Матроны Московской в Покровском женском монастыре — и в обычный будний день придется простоять около двух-шести часов. В разных московских приходах РПЦ выставлены мощевики апостола Андрея Первозванного, Георгия Победоносца, Димитрия Донского, Сергия Радонежского и других.

The Village собрал на карте 10 наиболее популярных московских святынь, доступ к которым открыт для всех. Это далеко не все мощи, которые хранятся в городе: их больше в десятки раз.

Юлия Рузманова

Источникthe-village.ru, 05.06.2017

Источник: Glavk.info

Share

You may also like...