«Музыкальные» офшоры Гуцериева и ипотечные долги Киркорова

22:06, 24.12.2019

Поделиться:

89  

«Музыкальные» офшоры Гуцериева и ипотечные долги Киркорова
«Музыкальные» офшоры Гуцериева и ипотечные долги Киркорова

В последнее время «королю» российской эстрады Филиппу Киркорову явно не везет. В сентябре он стал ответчиком по делу о взыскании нескольких десятков миллионов рублей, которые задолжал латвийскому банку ABLV, не выплачивая ипотеку.

А в декабре суд вынес решение взыскать долг и выставить на продажу квартиру, ранее купленную певцом. Банк, в котором Киркоров оформлял ипотеку, оказался в центре громкого скандала: его руководство обвинили в отмывании денег и сотрудничестве со структурами, финансировавшими оружейную программу Северной Кореи. После ликвидации, значительная часть средств ABLV была переведена в офшорные компании. Примечательно, что большим любителем офшоров является деловой партнер Киркорова олигарх Михаил Гуцериев. О том, могут ли быть связаны ликвидированный латвийский банк и невыплаченная ипотека российского артиста с заграничными компаниями бизнесмена – в материале журналиста «Компромат ГРУПП» Георгия Волгина.

Квартиру «звезды» выставят на торги

В декабре Таганский суд Москвы обязал Филиппа Киркорова выплатить 779 тыс. евро (более 54 млн рублей) находящемуся в стадии ликвидации латвийскому банку ABLV. Уточняется, что в указанную сумму включены штраф, неустойка и проценты по кредиту, который певец перестал выплачивать два года назад. 

Вместе с тем уточняется, что по решению суда взысканию подлежит имущество, являющееся залогом по кредитному договору. Это квартира в Латвии, купленная Киркоровым в ипотеку в 2016 году. Теперь жилплощадь стоимостью более 193 млн рублей готовятся выставить на торги вместе с находящейся в ней дорогостоящей бытовой техникой. 

Адвокат певца Александр Добровинский рассказал журналистам, что его клиент действительно брал кредит в ABLV и оплачивал его вплоть до момента закрытия банка. Защитник уверяет, что как только суд назначит кредитную организацию, в которой можно будет начать погашать долг, Киркоров немедленно этим займется. 

Напомним, что об иске ABLV к Киркорову СМИ написали еще в сентябре. Тогда же прозвучала и реакция адвоката Добровинского, заявившего: «Банка нет, он не существует, он был распущен в 2018 году». В связи с лишением лицензии, кредитная организация не могла принимать выплаты. 

В то же время именно прекращением деятельности в прессе объяснили сам факт обращения в суд: дескать, в банке работает ликвидационная комиссия, которая массово подает иски к должникам для взыскания средств в конкурсную массу. 

«Ликвидация организации не означает, что долги можно не платить. Даже наоборот – об отсрочке или рефинансировании договориться практически невозможно», – отмечали авторы портала «Газета.Ru». Нечто подобное произошло и в случае с «королем эстрады»: истец наотрез отказался идти на встречу певцу и закончить процесс мировом соглашением. Как говорится, лучше квартира в руках, чем обещания на бумаге.

Ликвидировать в короткие сроки!

Вместе с тем, история самоликвидации ABLV выглядит достаточно загадочной. В российской прессе подчеркивали, что это был третий по величине банк Латвии, масштабы операций которого превосходили ВВП этой прибалтийской республики. Значительный процент клиентов банка составляли юридические лица (на 2017 год их насчитывалось 13 тыс.), в том числе, из государств СНГ. 

Проблемы начались в феврале 2018 года, когда Сеть по борьбе с финансовыми преступлениями (FinCEN) – структура, подотчетная министерству финансов США – обвинила руководство ABLV в пособничестве отмыванию денег. В документе, опубликованном FinCEN, указывалось, что именно незаконные махинации стали главной составляющей банковской деятельности ABLV. 

По версии американской стороны, кредитная организация проводила незаконные многомиллиардные операции контрагентов из России, Украины и Азербайджана. Но не только. Оказывается, латвийских банкиров обвинили, ни много, ни мало, в сотрудничестве со структурами, в отношении которых США и ООН были введены санкции. Как писал портал РБК, речь шла о северокорейских банках, осуществляющих финансирование ракетной программы Пхеньяна. 

В руководстве ABLV прозвучавшие обвинения категорически отрицали, подчеркивая, что вся работа ведется исключительно с соблюдением законодательства Латвии и требованиями ЕС. Более того, к сотрудничеству регулярно привлекаются американские консультанты. В том числе, это касается борьбы с легализацией денежных средств, добытых преступным путем. 

26 февраля 2018 года банковское руководство объявило о начале процесса самоликвидации. В официальном пресс-релизеговорилось, что такое решение было принято на собрании акционеров с целью максимальной защиты интересы клиентов и кредиторов. Уточнялось, что таким образом банк постарается обеспечить сохранность своих активов, чтобы рассчитаться с клиентами. 

Иного выхода не оставалось. За несколько дней до этого о необходимости ликвидации ABLV заявили в Европейском центральном банке (ЕЦБ). В решении ЕЦБ говорилось о наличии «признаков наступающего краха в соответствии с регламентом о едином Европейском надзорном механизме». Аналогичные признаки европейский регулятор выявил в деятельности ABLV Bank Luxembourg – «дочки» латвийского банка, вот только в марте 2018 года Люксембургский коммерческий суд отказал в удовлетворении ходатайства ЕЦБ о начале процесса ликвидации дочерней структуры.

Денежные средства уходят на Кипр

В правительстве Латвии на просьбу ABLV о выделении займа в размере 480 млн евро фактически ответили отказом. «Если заем и будет выдан, то только на таких условиях, когда Банк Латвии будет уверен, что он полностью и легко сможет вернуть выданные банку средства», – заявила министр финансов Дана Рейзниеце-Озола.

Кроме того, она отметила, что, специализируясь на работе с иностранными контрагентами, ABLV не является системным банком, а решения о займе будет принято, в том числе, с учетом мнения ЕЦБ. Здесь добавить нечего: свое мнение европейский регулятор ранее высказал предельно ясно.

Вместе с тем, сложившаяся ситуация вызвала немало вопросов у экспертов и представителей журналистского сообщества. «Даже закрытый ABLV Bank – фантастически вкусный пирог, который с удовольствием бы «съел» какой-нибудь «консорциум» юристов и политиков из властных кругов», – отмечал занимавшийся исследованием вопроса журналист Сандрис Точс.

В марте 2019 года в беседе с ним председатель Комиссии по надзору за рынком финансов и капитала (КРФК) Петерс Путниньш (ушедший со своего поста в июле) рассказал о том, что, начиная с лета 2018 года из Латвии произошел значительный отток денежных средств. Причем большая часть финансов – миллиарды евро – были переведены в Чехию, Германию, Великобританию, на Мальту и Кипр.

Анализируя сказанное, авторы издания «The Moscow Post» задаются вопросом«Интересно, сколько российских денег ушло в кипрских направлениях?». 

И вот здесь впору вернуться к истории Филиппа Киркорова и его задолженности перед ABLV. Среди деловых партнеров певца «The Moscow Post» называет небезызвестного Михаила Гуцериева – олигарха и меломана, для бизнеса которого офшоры давно стали давно привычной темой.

Издание напоминает, что еще в 2016 году несколько звезд российского шоу-бизнеса приняли приглашение Гуцериева и стали совладельцами радиостанции «Столица FM». Среди тех, кто дал свое согласие СМИ указывали Филиппа Киркорова, Леонида Агутина, Николая Баскова, Иосифа Пригожина, Валерию и др.

Как писал портал «Лениздат», лицензия радиостанции оформлена на ООО «Большое радио». Учредителем этой структуры является ООО «Эвертон XXI», которое, в свою очередь принадлежало ООО «РДВ-С» и зарегистрированной на Кипре офшорной компании «LIMITED LIABILITY COMPANY «SHURELAND LIMITED»(последняя выбыла из числа учредителей в декабре 2016 года). Как же, собственно, Гуцериев и без офшора?

Что касается упомянутых выше звезд отечественной попсы, то все они стали совладельцами ООО «РДВ-С», главным собственником которого остается, конечно же, сам Гуцериев, которому фирма принадлежит на 44%. Кстати, до марта 2017 года среди учредителей этого предприятия значился все тот же офшор «SHURELAND LIMITED».

Интересно взглянуть на финансовую отчетность музыкальной составляющей «империи» Михаила Гуцериева. К примеру, компания «Эвертон XXI» декларирует нулевую выручку. Согласно данным открытых источников, ее прибыль в 2017 году составила «минус» 137 тыс. рублей, в 2018 году – «минус» 258 тыс.

Не лучше обстоят дела и у ООО «РДВ-С». С 2014 года выручка у компании неизменно нулевая, а прибыль измеряется в отрицательных величинах: например, в 2016 году она составила «минус» 6,6 млн рублей, в 2017-м – «минус» 14 миллионов, в 2018-м – снова «минус» 14 миллионов. Спрашивается, что же это за убыточный бизнес такой, к которому любитель офшорных схем подключил российскую музыкальную элиту? Или за этим крылась некая скрытая цель?

Издание «The Moscow Post» задается вопросом: является ли случайным, что, получив долю в завязанной на офшор компании Гуцериева, Киркоров вскоре перестает выплачивать кредит ABLV? Мог ли он оказывать бизнесу олигарха некие сомнительные услуги?

И вывод закономерный: именно такие, как российский олигарх и его компаньоны довели до цугундера еще вчера успешный латвийский банк. Долги «королю эстрады» конечно же придется возвращать, причем с процентами. А вот Михаил Гуцериев в ближайшее время может забыть о написании песен: когда проходят обыски и допросы, становится явно не до упражнений с рифмами.

Источник: Glavk.info

Share

You may also like...