“Непрозрачное” здравоохранение Скворцовой

15:46, 25.12.2019

Поделиться:

37  

"Непрозрачное" здравоохранение Скворцовой
“Непрозрачное” здравоохранение Скворцовой

В России заработал каталог лекарственных препаратов, который призван сделать госзакупки “прозрачными”. Вот только о какой-либо реальной “прозрачности” говорить при нынешнем министре Веронике Скворцовой язык не поворачивается – время ее управления отечественным здравоохранением поистине можно назвать смутным. 

Минздрав представил единый структурный справочник-каталог лекарственных препаратов (ЕСКЛП), на базе которого будут проводиться госзакупки, передает корреспондент The Moscow Post. С помощью сервиса госзаказчики и производители смогут проверять информацию о зарегистрированных в России лекарствах.

Предполагается, что сервис поможет избежать завышения цены закупок одних и тех же препаратов во время разных закупочных процедур, а также устранить нечестную конкуренцию, лишив заказчиков возможности описывать товар под конкретного поставщика. Вот только у Минздрава-то среди подрядчиков уже давно “все свои”…

Иронично слова о “прозрачности” выглядят и в свете недавнего конфликта с Российской Академией наук, обвинившей Минздрав в непрозрачности. Эксперты РАН усомнились в эффективности и безопасности некоторых лекарств, представленных на отечественном рынке, писало РБК. Комиссия РАН по противодействию фальсификации научных исследований заявила, что информация такого рода должна быть публичной, так как там содержатся сведения об эффективности и безопасности препаратов. Минздрав с этим не согласен – коммерческая тайна, говорят. 

На эту тему высказался пресс-секретарь комиссии РАН Петр Талантов на своей страничке в Facebook.

По сути сейчас регистрация лекарств является черным ящиком, однако так быть не должно, убежден Талантов: и государство, и профессиональное сообщество, и потребители должны четко понимать, на основе каких научных данных об эффективности и безопасности используется тот или иной препарат. 

По словам Талантова, его настораживает “присутствие на рынке сомнительных препаратов. А также — многочисленные истории о привилегированных фармпроизводителях и об использовании административного ресурса”. 

Кто лечит россиян

Завсегдатаев госзаказов Минздрава и правда напрямую связывают с первыми лицами государства, среди которых – министр Вероника Скворцова и вице-премьер Татьяна Голикова, тоже некогда отвечавшая за здравоохранение в стране. 

Чиновницы со своих высоких должностей организовали правительственное лобби для “прикормленных” структур и делят между собой куш? 

Пройдемся кратко по некоторым “фармкоролям”, которым Скворцова доверила лечить население страны. 

Абсолютный лидер – “Фармстандарт” Виктора Харитонина, которого называют приближенным Голиковой. Именно “Фармстандарт” подарил вице-премьеру кличку “Мадам Арбидол”, когда она продвигала общеукрепляющее средство как панацею от всех видов гриппа, направляя “Фармстандарту” немеренные суммы из государственной казны. Тот же щедро поставлял “пустышку”. Более того, из-под крыла Харитонина вышел ее пасынок – Владимир Христенко, позже тоже подавшийся в фармбизнес, где, вот сюрприз, успешно закрепился. 

Что касается “серебряного” призера ведомственных госзаказов – компании “Р-Фарм” Алексея Репика – то здесь напряглись уже даже антимонопольщики. В прошлом году “Р-Фарм” и Минздрав стали фигурантами аж трех антимонопольных дел. По двум из них – об участии в картеле и незаконной координации экономической деятельности – компания Репика признана виновной, сообщали в ФАС

К слову, Репика также связывают с социальным вице-премьером. Якобы именно в бытность Голиковой министром, контора Репика стала получать нешуточные госзаказы на дорогие препараты для больниц. Об этом подробно рассказывало The Moscow Post.   

Другой “любимчик” Минздрава – “Нацимбио”, принадлежащая “Ростеху” Сергея Чемезова. Сумма контрактов с его структурой – 63 млрд руб. 

К слову, саму министра здравоохранения в кулуарах называют никем иным, как “человеком” Чемезова. Поговаривают, что после скорой отставки, которую ей пророчат злопыхатели, чиновнице готовят местечко именно в компании “Нацимбио”.  

В общем-то вряд ли Скворцова что-то потеряет – похоже, она и сейчас, грубо говоря, работает в интересах корпорации.

Первичный вопрос

За последние годы власти уже не раз проводили преобразования в медицинской сфере, объясняя это стремлением улучшить систему оказания медпомощи. Вот только каждый раз оказывалось только хуже. Яркий тому пример – “оптимизация”, провал которой недавно признали в правительстве. 

Татьяна Голикова заявила, что во многих регионах страны оптимизация здравоохранения была проведена “ужасно”, из-за чего и качество, и доступность услуг в здравоохранении резко ухудшились. По мнению вице-премьера Антона Силуанова, медучреждения тоже находятся “в ужасном состоянии”. 

Не стала отнекиваться от очевидных проблем и Скворцова отметила – по ее словам, медицинскую инфраструктуру “системно никто не трогал с конца 50-х годов”. 

Оно и не удивительно – сама программа изначально заключалась в оптимизации расходов за счет закрытия неэффективных больниц и расширения использования высокотехнологичных медучреждений. Доступность медпомощи упала, а о поликлиниках никто и не задумывался. Хотя разве не в этом заключается работа министра Скворцовой – думать о проблемах здравоохранения?

Возьмем сухие цифры. На нацпроект “Здравоохранение”, куратором которого является Татьяна Голикова, а руководителем – Вероника Скворцова, выделено почти 1,8 трлн руб. Из них – 969 млрд рублей – идут на борьбу с онкологическими заболеваниями. В то время как чуть ли не меньшая часть расходов – 62,5 млрд рублей – посвящена развитию системы оказания первичной медико-санитарной помощи.

Получается, что основная часть денег тратится не на предотвращение болезни, а на борьбу ней. Которая, в свою очередь, ведется за счет лекарств, поставляемых Минздраву его “друзьями”. А если учесть, что подрядчики могут тесно взаимодействовать с Минздравом, то, получается Скворцовой и Голиковой выгодно, чтобы люди болели? 

Сейчас такие огромные затраты на лечение требуются по простой причине – у людей слишком поздно выявляют заболевания. Согласно данным фонда “Здоровье”, выявляемость рака на последних стадиях (3-4) в прошлом году равнялось 38,5%. Раньше этот показатель был еще выше. 

Произошло это как раз из-за “разваленного” в результате оптимизации первичного звена, которое и отвечает за раннюю диагностику заболеваний. 

Как итог – недавно на нужды первичного звена здравоохранения было решено выделить еще 550 млрд рублей к текущим расходам.

Денег нет, но вы лечитесь

Печальная ситуация сложилась не только для пациентов, но и для врачей. В мае 2012 года президент России подписал указ, согласно которому врачи должны получать 200% от средней зарплаты по региону, а медсестры — 150%. Тогда же Вероника Скворцова торжественно заявила, что к назначенному сроку средняя зарплата врача составит 90 тысяч рублей. 

Тем не менее, по данным Росстата, в прошлом году средняя зарплата врачей увеличилась на 32,9% по сравнению с 2017 годом и составила 75 тысяч рублей, среднего медперсонала — на 22,2% и составила 36,9 тысяч рублей. И это только по официальным данным! А что творилось на самом деле? 

Медики начали работать с огромным перегрузом – на 1,5-2 ставки, чтобы получить обещанное в указе. На протяжении нескольких лет сокращаются койки в больницах – ведь предполагалось, что пациенты на них будут лечиться быстрее, чем раньше. Исходя из этого сокращаются и штаты. Не стало вовсе санитарок – их разжаловали до уборщиц, чтобы платить меньше. 

Скворцова разводит руками – пока Минздрав не в силах повлиять на ситуацию

Но, к всеобщему спасению, как недавно рассказала министр, к 2020 году Минтруд и Минздрав разработают законопроект, по которому правительство сможет устанавливать требования по оплаты труда медиков. Документ закрепляет гарантированные выплаты по окладам в структуре зарплаты на уровне не менее 55%, а сама зарплата не должна быть ниже минимума, определенного в президентском указе.

Эта инициатива звучала из уст Скворцовой еще 5 лет назад. Более того, от ее имени направлялись письма главам всех регионов с предложением об увеличении гарантированной части зарплаты медикам до 55-60%. Вот только во многих регионах эта рекомендация просто игнорировалась, а на это не обращалось внимания до тех пор пока медики не принялись протестовать. И только сейчас, когда запахло жареным, Скворцова зашевелилась?

Неподкованная “блоха” Минздрава

Одним из показателей работы Скворцовой стала громкая история вокруг онкоцентра им. Блохина, в скандале с которым министр здравоохранения продемонстрировала абсолютную отстраненность и неспособность решить проблему. 

Центр онкологии им. Блохина оказался в центре скандала в октябре этого года. Тогда 26 сотрудников института детской онкологии и гематологии потребовали уволить директора НИИ Светлану Варфоломееву, в противном случае они заявили о готовности уволиться. Врачи сообщили о проблемах с вентиляцией, плесени, переполненных палатах и нехватке некоторых лекарств для лечения пациентов, низких зарплатах и других проблемах центра. Об этом ранее рассказывало The Moscow Post

Чтобы решить конфликт Минздрав даже создал комиссию, в которую вошли специалисты из нескольких регионов России. Вот только комиссия в результате проведенной проверки никаких оснований для увольнения Варфоломеевой не нашла. Более того, от Минздрава прилетела “ответочка” самим врачам, обратившимся в ведомство – в Минздраве указали на неэффективные протоколы лечения, которые использовали специалисты. 

Тогда у профессионального сообщества закрались сомнения в справедливости выводов комиссии. Ведь по сути главный онколог Минздрава Александр Румянцев и директор департамента Минздрава Елена Байбарина и назначали руководство НМИЦ им. Блохина Ивана Стилиди и Варфоломееву. А потому их увольнение означало бы признание ошибок? 

Как итог – девять сотрудников ушли, на их место пришли новые специалисты. А позже стало известно, что за сутки в Национальном медицинском исследовательском центре онкологии имени Блохина скончались два подростка. По информации пресс-службы центра, у обоих развились осложнения после трансплантации. До этого в онкоцентре детская смертность в среднем составляла всего “один человек в два года”. Как утверждал “Альянс врачей“, две девочки погибли именно после увольнения онкологов и самоуправства нового руководства. 

То, что ситуация в российской медицине сложилась плачевная, если не патовая, – очевидный факт, который признает уже и сама Вероника Скворцова. Хотя, как признает? 

В конце ноября во время Всероссийского конгресса пациентов руководитель Минздрава заявила об “образцовом” здравоохранении, назвав российскую систему здравоохранения “одной из эталонных в мире”. Похоже, Скворцова сама роет себе яму, поскольку всерьез такие слова едва ли кто уже воспринимает. 

Особенно после критичных высказываний Владимира Путина месяцем ранее на расширенном заседании Госсовета, где президент жестко прошелся по проблемам здравоохранения.  

В этом году об отставке министра здравоохранения стали говорить, как никогда, громко. И критика системы здравоохранения со стороны президента на общих собраниях – лишь подтверждение тому, что Скворцова – одна из первых кандидатур на вылет. 

Источник: Glavk.info

Share

You may also like...