Росатом нейтрализует ртуть не отходя от берега Байкала

Первой ласточкой станет совещание 30 июля с президентом Владимиром Путиным по поводу Усолья-Сибирского и предприятий «Усольехимпрома». Однако не все игроки довольны тем, какие способы предложит администрация президента для решения одной из главных экологических проблем на Байкале.

В городе Усолье-Сибирском Иркутской области, который находится в нескольких сотнях километров от Байкала, советская власть производила хлор. Производство было основано на электрохимической реакции, для чего использовалась ртуть. В 90-е годы после чехарды собственников «Усольехимпром» превратился в локацию для съёмок постапокалиптических фильмов, из «декораций» собственники силами местных жителей добывали цветные металлы. Масштаб советского предприятия был таков, что и за 30 лет его не смогли разобрать полностью.

– Раньше интересанты освоения «Усольехимпрома» были более мелкие – всякие жулики и бандиты из самого Усолья, которые просто не хотели, чтобы кто-то заходил за забор и видел, что там происходит. Там же люди гибли под балками заброшенных предприятий, под завалами. Их там и хоронили. Знающие люди говорят, что было много техногенных аварий, просто органы прокуратуры и правоохранители закрывали глаза, – рассказывает депутат заксобрания Иркутской области, житель Усолья-Сибирского Роман Габов.

Накопленные за многие годы отходы ртути новых собственников интересовали мало. Их нейтрализация требовала колоссальных средств. На месте завода образовалась неконтролируемая свалка опасных отходов.

Масштаб захоронений соответствует предприятию: огромное озеро ртути под Ангарой и так называемая ртутная линза под зданием самого «Усольехимпрома». В 2010 году за проблему цивилизованного захоронения ртутных отходов взялось государство. Помог накопленный жирок.

Свирский завод по производству мышьяка для оборонной промышленности (Иркутская область) и усольский химпром и его ртутный электролиз получили по миллиарду рублей на реабилитацию своих свалок вредных отходов. Жителям Свирска повезло – для выделенных средств был найден адекватный оператор, и в 2013 году свирский проект был закончен полностью. А проблема Усолья-Сибирского так и не сдвинулась с места. Столкнулись с тем, что городская власть активно заботилась об интересах новых собственников каскада предприятий (площадью 600 гектаров) «Усольехимпрома». Проще говоря, не все строения разобрали полностью.

Как экология стала политикой

Наступил кризис 2014 года, за ним последовали санкции, средства в федеральной целевой программе закончились. Средний бизнес по разбору корпусов завода на металлолом заглох, зато стоимость реализации экологического проекта выросла уже до 1,5 миллиарда. Перспектива освоения таких средств заинтересовала городские власти. Они наконец-то нашли общий язык с областным правительством. Сначала заказ получил один из красноярских институтов: он предложил захоронить ртутные отходы в саркофаге, как это было сделано в Свирске, однако проект раскритиковали местные экологи.

В 2018 году, когда сразу после победы «красного» губернатора Сергея Левченко в Иркутск из Красноярска прибыл бывший председатель совета директоров АО «ОПК “Оборонпром”» Сергей Сокол (он стал спикером местного заксобрания), заговорили о том, что проект реабилитации Усолья-Сибирского планирует получить «Ростех» Сергея Чемезова.

– Проблема Усолья стала элементом политического давления на Левченко во время его губернаторства. Когда в Иркутскую область прибыл представитель «Ростеха», началась дискредитация Левченко через проблему Усолья и проблему БЦБК. Но в итоге воз и ныне там. Когда врио [Игорь Кобзев] говорит, что решит эти проблемы, он уже руководствуется тем, что проблема Усолья вышла на федеральный уровень, – сообщает источник «Октагона», знакомый с ситуацией в Усолье-Сибирском.

Кобзев о проблеме «Усольехимпрома» сказал в своём первом выступлении в качестве врио губернатора, назвав площадку экологической бомбой замедленного действия.

«Дана оценка состоянию цехов “Усольехимпрома”, сформирован график реализации проекта демеркуризации. Здесь нам надо бежать, и бежать очень быстро. Без помощи федерального центра не обойтись. Собственными ресурсами мы не справимся», – сказал он.

По поводу Усолья-Сибирского в Иркутск уже приезжала глава Росприроднадзора Светлана Радионова. В июле в городе высаживался десант Минприроды, который также обсуждал проблемы захоронения опасных отходов в области. Президент Владимир Путин подписал постановление о выделении средств для анализа и экспертизы сразу всей площадки Усолья-Сибирского. Финансирование из госбюджета должно начаться в 2020 году, в июле прошлого года сообщалось, что сумма на утилизацию опасных химических отходов предприятия может составить не меньше 1,76 млрд рублей. «Причём она может быть увеличена после дополнительных обследований и проведения экспертиз. Работы по обеззараживанию цеха электролиза решено включить в федеральный проект “Чистая страна”», – говорили в пресс-службе регионального заксобрания.

Также, по данным источника «Октагона», представитель Минобороны уже несколько недель работает на площадке «Усольехимпрома» и проводит анализ не только ртутного цеха, но и всех 600 гектаров, на которых расположены предприятия.

«Чувствуется, что у врио есть поддержка на федеральном уровне, поэтому он не опасается делать громкие заявления. У Левченко такой поддержки не было».

При этом остро встаёт вопрос о том, кому достанется проект по реабилитации территории. Сразу два источника «Октагона», знакомые с ситуацией, подтвердили, что на федеральном уровне активно обсуждается передача проекта в структуры «Росатома», которым ранее руководил замглавы Администрации президента Сергей Кириенко. В регионе уверены, что «Росатом» будет строить в самом Усолье-Сибирском крупное предприятие по нейтрализации отходов ртути на месте. Жители опасаются, что на деле они получат предприятие, не менее экологически вредное, чем то, что имеют сейчас.

– Предпоследний проект «зарубили» потому, что ртутные отходы предлагалось везти через всю страну в Ростовскую область и Краснодарский край. Через всю страну. Железной дорогой. Такой проект отвергли. Пока и наука, и чиновники не могут прийти к общему мнению. При этом чиновники активно ищут, кому бы отдаться, – заинтересованных ведь много, деньги большие, – объясняет Роман Габов.

Источник: Rucompromat.com

Share

You may also like...