Сможет ли «серый кардинал» Ашхабада стать «туркменским Мирзиёевым»?

18:24, 20.09.2019

Поделиться:

39  

Сможет ли «серый кардинал» Ашхабада стать «туркменским Мирзиёевым»?
Сможет ли «серый кардинал» Ашхабада стать «туркменским Мирзиёевым»?

За время, прошедшее с начала этого года, правящий Туркменистаном Гурбангулы Бердымухамедов обновил свыше 30% состава своего правительства. Уволены главный таможенник, главный статистик, руководители государственной страховой монополии и «Туркменнефти».

Строгие выговоры (некоторые – с формулировкой «с последним предупреждением») получили министры обороны, внутренних дел, генпрокурор, вице-премьер, курирующий валообразующую топливную отрасль, и масса чиновников всех рангов. На протяжении всего времени нахождения у власти Гурбангулы Бердымухамедова (с 2007 года) вне его публичной критики остается только один человек – министр иностранных дел и вице-премьер Рашид Мередов. Мередова называют одним из самых влиятельных людей в стране, а сегодня, на фоне череды политических трансформаций в Центрально-Азиатском регионе, — и возможным «туркменским Мирзиёевым». 

В августе этого года в «Национальной туристической зоне «Аваза», с нуля возведенной за миллиарды долларов на восточном побережье Каспийского моря, состоялся Первый Каспийский экономический форум.  Для Туркменистана, обделенного вниманием и массовым присутствием иностранцев, проведение мероприятия стало событием национального масштаба. Выступление Гурбангулы Бердымухамедова перед гостями в местных СМИ сразу же назвали «историческим». 

В рамках форума прошли международные выставка инновационных технологий (на ней демонстрировались, согласно сообщениям местных СМИ, 57 зарубежных и 62 туркменских экспонентов) и автомобильная выставка, в которой приняли участие 50 компаний из 21 страны. Было подписано несколько десятков двухсторонних, многосторонних документов в областях информационных технологий, инвестиционного сотрудничества, торгово-экономической и финансовой сферы, дипломатии, транспорта и т.д. Каспийский форум и наплыв иностранцев был использован как дополнительный канал реализации продукции на экспорт. Государственная биржа на специальных торгах, проводившихся в его рамках, наторговала на нефтепродуктах, сжиженном газе, хлопке-волокне, полиэтилене, карбамиде, цементе и стекле 380 млн долларов.  Состоялся праздничный концерт, где гвоздем стало выступление российского исполнителя Сергея Лазарева. 

Но настоящие «гвозди» форума – это высокопоставленные гости, прибывшие в «Авазу» и представлявшие там так называемую «каспийскую пятерку». Из России приехал Дмитрий Медведев, который сразу же по завершению мероприятия предложил провести второй Каспийский форум в Астрахани. От Азербайджана прибыл премьер – министр страны Новруз Маммадов, от Ирана — премьер — министр Али Хаменеи и первый вице-президент Эсхак Джахангири, от Казахстана — премьер-министр Аскар Мамин. К «высоким гостям» были также отнесены представитель соседа Туркменистана (правда, не имеющего выхода к Каспийскому морю) Узбекистана (премьер-министр Абдулла Арипов), а также непонятно каким образом затесавшийся в эту компанию премьер-министр Болгарии Бойко Борисов. 

Со всеми ними встретился Гурбангулы Бердымухамедов. Но главная заслуга в том, что форум состоялся, что на него приехали высокопоставленные гости и, в целом, в  «организации конструктивного сотрудничества» Туркменистана со внешним миром на протяжении всех лет правления туркменского президента, несомненно, принадлежит министру иностранных дел и вице-премьеру Рашиду  Мередову. У Мередова нет времени писать книги о конях, собаках-алабаях и лекарственных растениях Туркменистана, объезжать ахалтекинцев и дрифтовать, он курирует всю внешнюю политику страны еще со времен Сапармурата Ниязова и играет важнейшую роль во внутренней жизни страны. Многие эксперты называют его однозначно вторым лицом во властной иерархии  Туркменистана. 

Кто такой Рашид Мередов? 

О жизненном и карьерном пути этого «серого кардинала»  туркменской политики не так много информации.

Известно, что Рашид Мередов родился в 1960 году в  Ашхабаде. Получил юридическое образование в Московском государственном университете. Там же защитил кандидатскую диссертацию.

В 1990-1991 годах он работал в системе Министерства юстиции Туркменистана, потом – в МИД Туркменистана и аппарате первого туркменского президента Сапармурата Ниязова.  В частности, в 1991-1993 годах Рашид Мередов был заведующий отделом правоохранительных органов Совета по координации деятельности правоохранительных органов при Президенте Туркменистана.

В 1994 году он был избран в Меджлис (парламент) Туркменистана, а в 2001 году на три месяца стал  его председателем. 

В 2001 году начинается впечатляющая дипломатическая карьера Рашида Мередова – он назначается главой туркменского МИДа и остается им до сих пор. В 2003 году министр параллельно входит в статусе вице-премьера в  Кабинет министров Туркменбаши, а также возглавляет Национальный институт демократии и прав человека при президенте Туркменистана. Как пишут интернет-СМИ, в 2005 году, правда, Туркменбаши раскритиковал Мередова за «недостаточное усердие и недостаточную приверженность принципам в решении стоящих задач» и лишил его постов в кабинете и институте. 

До того, как это произошло, Рашид Мередов был коллегой Гурбангулы Бердымухамедова — министра здравоохранения и курирующего эту сферу вице-премьера в правительстве Сапармурата Ниязова. Когда в декабре 2006 года от внезапной остановки сердца не станет Туркменбаши, Гурбангулы Бердымухамедов будет временно исполнять обязанности президента, а в феврале 2007 года после победы на выборах официально станет первым лицом Туркменистана. 

Рашид Мередов тоже назывался одним из возможных претендентов на президентский пост, но снова получил вице-премьерскую должность — на этот раз в кабинете своего бывшего коллеги (по туркменской конституции президент является и главой правительства). Только сам Бердымухамедов, Мередов, а также министр внутренних дел Исгендер Муликов  к настоящему времени могут похвастаться более чем десятилетним стажем работы в правительстве. Возможно, это продлиться недолго: в апреле этого года Муликов, который возглавляет МВД с мая 2009 года, получил от «Аркадага» (с туркм. – «Повелителя») «строгий выговор с последним предупреждением» «за ненадлежащее исполнение должностных обязанностей, допущенные в работе недостатки». 

Инвестиционный дипломат 

Деятельность и влияние Мередова в качестве министра и вице-премьера выходят далеко за рамки организации международных форумов и визитов правительственных делегаций. «Серый кардинал» т отвечает за достаточно приличный внешнеполитический и внешнеэкономический кусок, в который входит такое важное направление как привлечение инвесторов и их инвестиций. 

Рашид Мередов курирует практически все значимые инвестиционные проекты, которые реализуются внутри Туркменистана и за его пределами. В зоне его ответственности, например, строительство стратегических газопроводов «Туркменистан —  Афганистан – Пакистан — Индия» (TAPI Pipeline) и «Центральная Азия – Китай», проходящего по территории четырех стран (Туркменистана, Узбекистана, Казахстана и Китая). 

Нет информации, чтобы Гурбангулы Бердымухамедов когда-либо позволял себе публично критиковать Мередова.  Хотя объективно реализация этих проектов идет не так, как бы хотелось Ашхабаду и, в целом, отношения Туркменистана с иностранными инвесторами, мягко говоря,  оставляют желать лучшего. 

Строительство TAPI Pipeline, которое стартовало в 2015 году в туркменском Мары, продвигается крайне медленно. Сначала предполагалось, что газопровод будет сдан в эксплуатацию в 2017 году. Этого не случилось, сроки из-за напряженной ситуации в Афганистане неоднократно переносились. Только в феврале 2018 года произошла закладка афганского участка. Не решен вопрос со строительством четвертой, самой мощной ветки газопровода «Центральная Азия – Китай». Ее возведение по инициативе китайской стороны отложено на неопределенный срок. 

Серьезно сказалось на инвестиционных возможностях страны то, что за три последних года власти Ашхабада, контролирующие четвертые в мире по объемам запасы газа, сумели поссориться с двумя крупнейшими покупателями (Россией и Ираном) и вынуждены были сократить экспорт газа до минимального с 2012 года значения.  В этом году «Газпром» все же подписал контракт на импорт туркменского газа, но его объем составляет всего половину (5 млрд куб.м.) от того, сколько продавал Туркменистан в 2010-2014 годах. И он совсем не сопоставим с колоссальными потоками импортного газа в начале и середине 2000-х годов. 

Ко всему, Туркменистан считается одной из самых проблемных стран в плане обеспечения прав инвесторов.  Проблемы с доходами местного бюджета, вызванные и потерей покупателей, и падением цены на энергоносители, привели к росту числа недовольных инвесторов и их обращений в международные суды из-за неоплаты Туркменистаном контрактов. 

Только в Международном центре по урегулированию инвестиционных споров (ISCID) при Всемирном банке в Вашингтоне в настоящее время зарегистрировано несколько обращений компаний, пытавшихся делать бизнес в Туркменистане.  Они обвиняют туркменскую сторону во вмешательстве в проекты и прекращении контракта без его полной оплаты и пытаются получить через суд компенсацию за потерянные в Туркменистане активы. 

Именно на Рашида Мередова было возложено кураторство еще одного «проекта века» для Туркменистана —  строительства «под ключ» горнообогатительного комбината на Гарлыкском месторождении калийных солей. Уникальный проект стоимостью 1,1 млрд долларов доверили реализовать белорусскому подрядчику – компании «Белгорхимпром». 

Рашид Мередов неоднократно бывал по рабочим вопросам в Беларуси, в 2014 году встречался с президентом Александром Лукашенко, принимал белорусские делегации в Туркменистане. В марте 2017 года именно Мередов встречал в международном аэропорту Ашхабада борт с белорусским президентом, чтобы потом отвезти его на торжественное мероприятие, посвященное пуску комбината в эксплуатацию. 

Тревожный звоночек для белорусской стороны прозвучал практически сразу после отъезда с комбината президентов. Туркменская сторона неожиданно перестала платить по своим оставшимся обязательствам, сумма которых с учетом авансом за уникальное оборудование в итоге увеличилась до 200 млн долларов. И практически одновременно ашхабадские власти заявили о выявленных недоработках при возведении комбината.   Список «недоработок» составляла специально созданная комиссия, в которую вошел и Рашид Мередов. И он же в начале 2018 года объявил о намерении расторгнуть контракт с белорусами с «восточной» формулировкой — «без взаимных финансовых претензий», но с «проведением оценки ущерба, причиненного белорусской стороной Туркменистану». Когда этот фактический ультиматум не прошел, Ашхабад разорвал контракт в одностороннем порядке. За прошедшее с тех пор время туркменская сторона, самостоятельно эксплуатируя комбинат, так и не смогла выйти даже на 5% от его проектной мощности и без соответствующего надзора со стороны специалистов поставила под угрозу самого существование этого уникального объекта.  

В конце 2018 года конфликт дошел до Арбитражного института Торговой палаты Стокгольма. 21 декабря 2018 года в него с иском против «Белгорхимпрома» обратился госконцерн «Туркменхимия». В начале января вместе со своими объяснениями белорусская сторона направила в шведскую столицу ходатайство о привлечении к делу в качестве дополнительной стороны Туркменистана. С него «Белгорхимпром» требует сумму не менее 150 млн долларов

«Туркменский Мирзиёев»? 

Конфликт с белорусами стоил в конце прошлого года должности члену Кабинета министров Кериму Дурдымырадову.

Вице-премьер Керим Дурдымырадов, около года курировавший в правительстве промышленный блок, в течение декабря 2018 года сначала получил «строгий выговор с последним предупреждением», а потом был снят с должности «за серьезные недостатки, допущенные в работе». В комментарии к соответствующему указу Гурбангулы Бердымухамедов в числе причин его отставки назвал «неразрешённость финансовых вопросов Гарлыкского горнорудного комплекса по производству и обогащению калийных удобрений». 

Куратор же гарлыкского проекта Рашид Мередов спокойно пережил эту некрасивую историю и довольно уверенно себя чувствует. В том числе, и на встречах с представителями Беларуси, которые продолжают контактировать со своими туркменскими коллегами по другим направлениям. В апреле этого года, например, Рашид Мередов и глава дипломатического ведомства Беларуси Владимир Макей обсудили в Москве и подписали план сотрудничества на 2019-2020 годы. 

Гурбангулы Бердымухамедов приветствовал гостей Первого Каспийского экономического форума спустя месяц после своей «информационной смерти». В «Авазе» он окончательно развеял все слухи, возникшие после публикации фейка в соцсетях. Но в промежутке между появлением фейка и его опровержением все же многие успели задаться вопросом о возможном преемнике нынешнего лидера Туркменистана. И фигура непотопляемого Рашида Мередова, который все эти годы, хотя и в тени, но рука об руку с «Аркадагом» управляет страной, приходит на ум первой. Некоторые эксперты сравнивают Мередова с нынешним лидером Узбекистана Шавкатом Мирзиёевым. Он, как и Мередов, долгое время держался в тени, занимая в течение 2003-2016 годов премьерскую должность, а после смерти Ислама Каримова сумел убедить представителей других элит, что больше остальных достоин подняться на высшую ступень во властной иерархии. 

Павел Никитин

Источник: Glavk.info

Источник: Corruptioner.life

Share

You may also like...